Хроника войны:

Фотоматериалы

Евгений Ананьевич Халдей

Евгений ХалдейЕвгений Халдей родился в Юзовке (теперь Донецке). Во время еврейского погрома 13 марта 1918 года были убиты его мать и дед, а сам годовалый ребёнок получил пулевое ранение в грудь. Учился в хедере, с 13 лет начал работать на заводе. Первый снимок сделал в 13 лет самодельным фотоаппаратом. С 18 лет начал работать фотокорреспондентом. С 1939 года он корреспондент «Фотохроники ТАСС». Снимал Днепрострой, репортажи о Алексее Стаханове. Представлял редакцию ТАСС на военно-морском фронте во время Великой Отечественной Войны. Все 1418 дней войны он прошёл с камерой «Мурманска до Берлина. Снял Парижское совещание министров иностранных дел, поражение японцев на Дальнем Востоке, конференцию глав союзных держав в Потсдаме, подписание акта капитуляции Германии.

На Нюрнбергском процессе одними из вещественных доказательств были фотографии Евгения Ананьевича. Участвовал в освобождении Севастополя, штурме Новороссийска, Керчи, освобождении Румынии, Болгарии, Югославии, Австрии, Венгрии. Во время борьбы с космополитизмом в СССР был уволен из «Фотохроники ТАСС», после смерти Сталина вновь получил доступ на газетные страницы. После войны создал неповторимую галерею образов фронтовиков в мирном труде.

В 1995 году в Перпиньяне (Франция) на Международном фестивале фотожурналистики Евгению Халдею была присуждена самая почётная награда в мире искусства — титул «Рыцарь ордена искусств и литературы».

В 1997 году была выпущена книга «Свидетель истории. Фотографии Евгения Халдея» американского издательства «Aperture». Также в мае 1997 года состоялась премьера 60-минутного фильма «Евгений Халдей — фотограф эпохи Сталина».

В 2004 году издательством «Editions Du Chene — Hachette Livre» (Франция) была выпущена книга Марка Гроссе «Халдей. Фоторепортер Советского Союза» (Khaldei. Un Photoreporter en Union Sovietique).

 

Дмитрий Николаевич Бальтерманц

Дмитрий Николаевич БальтерманцДмитрий Бальтерманц родился 13 мая 1912 года в Варшаве, столице Польши, которая еще входила в состав Российской империи. Он рос в благополучной и интеллигентной семье: отчим будущего фотографа был адвокатом, мать свободно говорила на нескольких иностранных языках.

В 1915 году после начала Первой мировой войны семья переезжает в Москву.

После смерти отчима Дмитрия, мать мальчика устроилась машинисткой в Издательство иностранной литературы. В это же время, четырнадцатилетним подростком, начал свою трудовую деятельность и сам Дмитрий. Мальчику удалось попробовать свои силы в самых разных областях, однако с особенным удовольствием он устраивался туда, где мог иметь дело с фотографией. В течение нескольких лет Дмитрий ассистировал («принеси-подай») нескольким известным фотографам, помогал оформлять витрины в издательстве «Известия», работал наборщиком в типографии, киномехаником, помощником архитектора. «По долгу службы» мальчик имел возможность знакомиться с фотографиями, которые отличались высокими художественными достоинствами и являли собой настоящие произведения искусства в стиле соцреализма.

Окончив в 1939 году механико-математический факультет Московского государственного университета, Дмитрий Бальтерманц был принят преподавателем математики в Высшую военную академию в звании капитана. В этом же году молодой человек по заказу газеты «Известия» выполнил свой первый профессиональный фоторепортаж, запечатлев ввод Советских войск на территорию Западной Украины. Эта поездка решила судьбу Бальтерманца: он был зачислен в штат «Известий» и стал профессиональным фотографом. Согласно воспоминаниям дочери фотографа Татьяны Бальтерманц, перед принятием «судьбоносного» решения, Дмитрий Бальтерманц почти не колебался: «На размышления ушло немного времени - душа уже была отравлена фотографией, осталось взять в руки фотоаппарат».

Сразу же после начала Великой Отечественной войны, Дмитрий Бальтерманц отправился на фронт в качестве фотокорреспондента газеты «Известия». На страницах газеты появились его репортажи, посвященные строительству противотанковых укреплений под Москвой, обороне столицы, военным действиям в Крыму, битве под Сталинградом.

Закончилось же сотрудничество Дмитрия Бальтерманца с «Известями», очень печально для фотографа, в 1942 году. В это время Бальтерманц на несколько дней вернулся в столицу, чтобы проявить и напечатать фотографии, отснятые под Москвой и Сталинградом. Снимки были оставлены сушиться в редакции. Ночью один из них руководство газеты решило срочно поставить в утренний номер. В спешке случайно выбрали «московскую» фотографию, которая была опубликована с подписью «Пленные немцы из-под Сталинграда». Дмитрий Бальтерманц при выборе снимка не присутствовал, однако после того, как ошибка была обнаружена, вся ответственность была возложена именно на него. Бальтерманц был разжалован в рядовые и направлен в штрафной батальон.

Жизнь фотографу спасло тяжелейшее ранение, грозившее ампутацией ноги. Пролежав в госпиталях до 1944 года, Дмитрий Бальтерманц снова отправился на фронт фотокорреспондентом – теперь уже не «Известий», а армейской газеты «На разгром врага».

Вернувшись с фронта с орденами, медалями, сотнями публикаций и архивом в тысячи негативов, Дмитрий Бальтерманц не сразу нашел работу. Служба в штрафном батальоне и еврейское происхождение в эпоху набиравшей обороты кампании по борьбе с космополитизмом закрыли для фотографа двери даже тех изданий, где высоко ценили и любили его творчество. Ответственность принять Бальтерманца на работу взял на себя только поэт Алексей Сурков, главный редактор журнала «Огонек» - крупнейшего советского иллюстрированного издания, которое выходило миллионными тиражами. В этом журнале, с 1965 года возглавив его фотоотдел, Дмитрий Бальтерманц и работал до самой смерти.

В годы хрущевской «оттепели» Дмитрий Бальтерманц пережил настоящий расцвет своей популярности. В это время советские фотолюбители смогли увидеть многие «архивные», ненапечатанные в свое время фронтовые работы мастера, запечатлевшие не только подвиг, но смерть, горе, тяготы войны. Фотограф стал известен и за границей – персональные выставки Дмитрия Бальтерманца в Лондоне (1964) и Нью-Йорке (1965) сделали его мировой знаменитостью.

Охотно пользовался фотограф и фотоколлажем. Например, известнейший снимок военных лет «Горе» в своем окончательном варианте, опубликованном в 1975 году, приобрел в своей верхней части тяжелые облака, которые были впечатаны из другого кадра. В результате снимок и по сегодня служит убедительным примером искусного сочетания потрясающего по силе репортажного документального изображения с «заимствованным» компонентом. Работа, запечатлевшая обессиленных женщин, которые разыскивают тела родных в освобожденной от врага Керчи, обошла стенды отечественных и международных выставок, увидела свет на страницах многих изданий и немало прибавила к известности автора.

По советским меркам карьера Бальтерманца была очень успешной – он много снимал, публиковался и выставлялся, имел возможность работать за границей, входил в жюри престижных мировых фотоконкурсов. Блестящий профессионализм, безупречное чувство композиции (если Родченко изобрел диагональную композицию, то математик Бальтерманц был виртуозом горизонтали), врожденный аристократизм и хорошие отношения с властью позволяли ему оставаться независимым художником-космополитом. Уникальная художественная интуиция и высочайшее мастерство делали фотографии мастера шедеврами, что бы он ни снимал – окоченелые тела в окопах, каплю росы на цветке, героические портреты рабочих, бескрайние виды Волги, суровую сибирскую тайгу и комсомольцев, прокладывающих сквозь нее БАМ.

В отличие от многих его современников, Дмитрию Бальтерманцу удалось создать визуальный язык, понятный не только для советских, но и для западных экспертов и зрителей. Он принадлежит к немногочисленной плеяде советских фотографов, еще при жизни получивших признание за рубежом. Его знали и любили Анри Картье-Брессон, Джозеф Куделка, Марк Рибу, Робер Дуано и другие мэтры европейской фотографии. 

 



© 2017  КВЦ «Сокольники»
   |   
Куратор проекта:
Ревенко Павел
Тел.: 8 (495) 995–05–95

 

   |       |   
Международная выставка каллиграфии
   |   
Современный музей каллиграфии