Хроника войны:

Итоги 1941 года

Итоги 1941 года

Первые пять месяцев войны были наиболее трудными для Советского Союза. Немецко-фашистские войска вторглись в пределы страны на глубину от 850 до 1200 км, блокировали Ленинград, находились в опасной близости к Москве, захватили Харьков, большую часть Донбасса и Крыма. Гитлеровцами были оккупированы Прибалтика, Белоруссия, Молдавия, почти вся Украина, ряд областей Российской Федерации и часть Карело-Финской Республики. Территория, занятая врагом, превышала 1,5 млн кв. км. На ней перед войной проживало 74,5 млн человек.

Миллионы советских граждан оказались в оккупации. Сотни тысяч погибли на фронтах Отечественной войны или томились в гитлеровских концентрационных лагерях.

Потребовалось огромное напряжение духовных и материальных сил советского народа, армии и флота, чтобы защитить социалистическое Отечество, остановить агрессора и подготовить условия для его разгрома. И эти усилия и жертвы не были напрасными. Были сорваны попытки фашистов разгромить Советскую армию и Военно-Морской Флот, ликвидировать СССР, уничтожить советский государственный и общественный строй. Объединенные вооруженные силы Германии и ее союзников не смогли ни прорваться на Кавказ, ни захватить советское Заполярье, ни овладеть Ленинградом. Наконец полностью провалилась операция «Тайфун», рассчитанная на «окончательный» разгром главных сил Советской армии и захват Москвы.

Фашистские полчища, совершившие нашествие на Страну Советов, встретили невиданное сопротивление, сломить которое они оказались бессильными. Писатель Борис Горбатов одну из своих повестей военных лет, посвященную подвигу советских людей в Великой Отечественной войне, назвал «Непокоренные». Да, это было поколение непокоренных, рожденное Великим Октябрем. В смертельную схватку с нацистскими ордами вступили деды и отцы, разгромившие в годы гражданской войны и вооруженной интервенции внешних и внутренних врагов. Рядом с ветеранами революции сражались их дети и внуки, выросшие в годы советской власти, беззаветно преданные делу Коммунистической партии. Натиску врага противостояли крепость духа советского народа и приводимые в действие неисчерпаемые материальные возможности страны социализма.

Советские войска в ходе стратегической обороны стойко отражали натиск противника и сами наносили мощные контрудары. С каждым месяцем их сопротивление усиливалось, совершенствовалось искусство организации оборонительных боев и сражений. Это лишало противника возможности вести наступление в запланированных им темпах.

Если в первые три недели войны немецкие войска продвигались в среднем по 20–30 км в сутки, то с середины июля по 7 августа этот темп снизился до 3,5 –8,5 км. В период с 8 августа до середины сентября продвижение противника стало еще более медленным. Во время наступления на Москву в октябре – ноябре фашистские войска продвигались в среднем по 2,5–3 км в сутки, а в первых числах декабря были вынуждены прекратить наступление. В сентябре враг был остановлен у стен Ленинграда, а в конце ноября – у Ростова.

В ходе стратегической обороны Советские Вооруженные Силы нанесли противнику огромный урон, который почти в три раза превышал общие потери Германии во всех военных кампаниях на Западе: в Польше, Западной, Северо-Западной Европе и на Балканах. Только сухопутные войска вермахта с июня по ноябрь 1941 г. потеряли на советско-германском фронте убитыми, ранеными и пропавшими без вести свыше 750 тыс. человек. Потери немецкой авиации с 22 июня по 10 ноября составили здесь 5180 самолетов. В течение пяти с половиной месяцев Советская армия разгромила 26 вражеских дивизий и 13 бригад. Свой резерв (24 дивизии) главное командование германских сухопутных сил полностью израсходовало еще до 1 октября. Для замены войск, разгромленных на советско-германском фронте, гитлеровское командование было вынуждено до декабря 1941 г. перебросить с запада 21 дивизию и 15 бригад, авиационные, зенитно-артиллерийские и другие соединения и части.

В ожесточенных оборонительных боях и сражениях летом и осенью 1941 г. советские воины проявили невиданную стойкость и мужество, массовый героизм и самоотверженность. Упорная оборона Бреста и Киева, Одессы и Севастополя, Смоленска и Тулы, Москвы и Ленинграда золотыми страницами вошла в славную летопись истории Советского государства. В июле – ноябре 1941 г. 15 наиболее отличившихся полков и дивизий были награждены орденами Ленина и Красного Знамени. Первыми из них удостоились высоких правительственных наград: 99-я стрелковая дивизия – ордена Красного Знамени; 17-й мотострелковый полк 17-й танковой дивизии и 355-й стрелковый полк 100-й стрелковой дивизии – ордена Ленина. За славные боевые подвиги в этот труднейший период войны орденами и медалями были награждены свыше 31 тыс. бойцов, командиров и политработников, а 128 особо отличившихся воинов и партизан получили почетное звание Героя Советского Союза. 179 лучших частей и соединений были преобразованы в гвардейские.

К декабрю 1941 г. ударные группировки противника были измотаны и лишены наступательных возможностей. Контрнаступление советских войск под Ростовом и Тихвином, а также контрудары Западного фронта в конце ноября под Москвой (в районах Яхромы, Дмитрова, под Каширой и Наро-Фоминском) свидетельствовали о том, что инициативой начала овладевать Советская армия.

В летне-осенних сражениях Советские Вооруженные Силы также понесли крупные боевые потери. Но непрерывный поток пополнения из тыла страны позволил не только возместить их, но и увеличить численность войск. Создались предпосылки для перехода от обороны к наступлению.

Начальный период войны был самым трудным в борьбе Советского Союза с фашистскими захватчиками. Его последствия длительное время определяли условия и характер военных действий на советско-германском фронте.

В результате неблагоприятного исхода приграничных сражений и больших потерь в людях и военной технике советские войска были вынуждены с тяжелыми боями отступать в глубь страны. К середине июля противник занял Латвию, Литву, часть Белоруссии, Правобережной Украины, вторгся в западные области Российской Федерации, вышел на дальние подступы к Ленинграду, угрожал Смоленску и Киеву.

Потери советских войск за этот период характеризовались следующими данными: из 170 дивизий вышли из строя 28 и свыше 70 лишились половины своего состава в людях и боевой технике; на захваченной противником территории осталось около 200 складов с горючим, боеприпасами и вооружением. В итоге соотношение сил на советско-германском фронте еще более изменилось в пользу гитлеровцев.

Успехи немецко-фашистской армии в начале войны объяснялись теми большими временными преимуществами, которые она получила в результате милитаризации гитлеровской Германии, использования ею военно-экономических ресурсов почти всей Западной Европы, длительной подготовки агрессии против СССР. Немецкие войска имели опыт ведения современной войны, накопленный в ходе военных кампаний на Западе, были полностью отмобилизованы и оснащены самолетами и танками новых типов и обладали превосходством в подвижности и маневренности. Большая часть сил вермахта заблаговременно сосредоточилась у советских границ и внезапно вторглась в пределы СССР.

Сыграли свою роль и допущенные просчеты в определении возможного времени нападения Германии на Советский Союз и связанные с этим упущения в подготовке к отражению первых ударов агрессора.

Незавершенность развертывания советских войск по планам прикрытия и несвоевременный их вывод на рубежи обороны отрицательно сказались на ходе и исходе первых операций, послужили причиной того, что армии прикрытия не смогли организованно вступить в приграничные сражения.

Вражеской авиации и диверсантам удалось вывести из строя многие узлы и линии связи в звене дивизия – армия – фронт. Это создало большие трудности для командования и штабов всех степеней в своевременном получении исчерпывающей информации о положении на полях сражений и усложнило управление войсками.

Высокая степень моторизации немецко-фашистской армии позволяла ее ударным группировкам, и прежде всего танковым соединениям, стремительно развивать наступление, с ходу преодолевать крупные водные преграды, перехватывать коммуникации, упреждать советские войска в занятии оборонительных рубежей, срывать или ослаблять их контрудары. Ограниченная подвижность стрелковых соединений Советской Армии нередко не позволяла им своевременно выходить из-под ударов противника и занимать оборону на новых рубежах.

Поспешно организуемая оборона при недостатке противотанковых и противовоздушных средств оказывалась непрочной. Армиям и фронтам приходилось действовать в широких полосах (армии – от 100 до 200 км, фронты – от 300 до 500 км), что вынуждало командующих почти все силы располагать в один эшелон. При таком оперативном построении войск оборона не имела необходимой устойчивости.

Глубокие прорывы немецких подвижных соединений вынудили советское командование ввести в сражение резервные армии значительно раньше, чем это предусматривалось планами. Некоторым из них пришлось начать боевые действия, не успев закончить сосредоточение своих частей и соединений.

На неблагоприятном исходе начальных операций сказалось также отсутствие боевого опыта у большей части командного и политического состава Советской Армии. Во главе соединений и оперативных объединений наряду с военными кадрами, прошедшими суровую школу в гражданской войне, в боях на Халхин-Голе, в военном конфликте с Финляндией, стояло немало молодых командиров и военачальников, выдвинутых на ответственные посты непосредственно перед войной. Оказавшись в исключительно сложных условиях динамично развивавшихся событий, они не всегда принимали обоснованные решения.

Таковы основные причины неудач, постигших Советские Вооруженные Силы в начале военных действий.

Вместе с тем уже в тот тяжелый для Советского Союза период войны обнаружилась нереальность планов политических и военных руководителей фашистской Германии. Не оправдались расчеты гитлеровцев на то, что с выходом к Днепру им удастся окончательно сломить сопротивление советских войск, открыть путь для беспрепятственного продвижения к важнейшим политическим и экономическим центрам Советского Союза и тем самым в короткий срок достичь конечных целей войны.

План «Барбаросса», основывавшийся на идее молниеносного разгрома СССР, в самом начале войны дал серьезную трещину. Руководители вермахта допустили грубый просчет в оценке боеспособности и возможностей Советских Вооруженных Сил.

Встретив активное противодействие, агрессор в первых же операциях понес крупные потери в людях и боевой технике. К середине июля лишь в сухопутных войсках они составили около 100 тыс. человек и около половины танков, участвовавших в наступлении. Немецкая авиация к 19 июля потеряла 1284 самолета. Общие потери сухопутных войск вермахта к концу июля превысили 213 тыс. человек.

Жизнь решительно опровергла иллюзии руководителей фашистской Германии, считавших социально-политический строй СССР непрочным, а Советское многонациональное государство – политически слабым. Вопреки их расчетам народы Советского Союза перед лицом грозной опасности, нависшей над страной, еще более сплотились вокруг Коммунистической партии, укрепилась воля советских людей к достижению победы.

Провалились также авантюристические расчеты агрессоров на внешнеполитическую изоляцию СССР. Благодаря дальновидной внешней политике партии, ее программе, выражавшей надежды и чаяния свободолюбивых народов мира, Советский Союз в самом начале войны приобрел союзников. Все демократические силы поднимались на борьбу с гитлеровской агрессией. Были заложены прочные основы для создания антифашистской коалиции.

 



© 2017  КВЦ «Сокольники»
   |   
Куратор проекта:
Ревенко Павел
Тел.: 8 (495) 995–05–95

 

   |       |   
Международная выставка каллиграфии
   |   
Современный музей каллиграфии