Хроника войны:

1942. Усиление фашистского оккупационного режима

1942. Усиление фашистского оккупационного режима

В 1942 г. немецко-фашистские оккупанты продолжали насаждать на захваченной советской территории так называемый «новый порядок» – небывалый по размаху и жестокости режим эксплуатации насилия и террора. Идеологическая основа и общая направленность фашистской оккупационной политики оставались прежними – ликвидация советского социалистического строя, ограбление оккупированной территории, порабощение и истребление населения. После поражения под Москвой нацистское руководство предприняло дополнительные меры для того, чтобы ускорить выполнение разработанных им планов. 15 февраля вступил в действие «аграрный закон» Розенберга, согласно которому вся земля в захваченных областях объявлялась собственностью Германии. К лету 1942 г. закончилась разработка так называемого генерального плана «Ост», которая была начата еще в конце 1940 г. В нем содержались указания о германизации и котонизации стран Центральной и Юго-Восточной Европы и о ликвидации СССР как государства.

Большим потоком хлынули на оккупированную советскую территорию чиновники крупных германских монополий, частные предприниматели, помещики и другие представители «высшей расы».

Оккупанты активнее стали использовать у себя на службе в качестве бургомистров, старшин и старост вернувшихся с Запада местных буржуазных националистов, деклассированных уголовных элементов, стремились привлекать на свою сторону представителей духовенства и различных религиозных сект. На Украине, например, они опирались на «Организацию украинских националистов», бывших петлюровцев, репрессированные советской властью элементы.

В Латвии, Литве и Эстонии фашистские захватчики нашли поддержку среди остатков разбитых эксплуататорских классов Гитлеровцы всячески реанимировали «самостоятельность» созданных из буржуазных националистов органов «местного самоуправления». Оккупанты пытались изобразить дело так, будто Латвией, Литвой и Эстонией управляют сами латыши, литовцы и эстонцы через своих «представителей». В Белоруссии фашисты пытались организовать полицейский корпус, а также привлечь на свою сторону духовенство.

Игра в «самоуправление», на которое гитлеровцы рассчитывали переложить ответственность за свои злодеяния в оккупированных районах, использование буржуазных националистов, стремление обмануть народ с помощью церкви и религиозных сект – все эти методы нужны были лишь для маскировки подлинных целей, для прикрытия сущности оккупационной политики и режима террора и насилия.

В промышленности и сельском хозяйстве оккупационная политика была направлена на создание капиталистических предприятий, подчиненных германским монополиям, насаждение буржуазно-крепостнических порядков в деревне, использование принудительного труда. Немецко-фашистские оккупанты с помощью созданных еще в 1941 г. различных акционерных обществ и банков усилили ограбление населения. В Германию вывозились сырье, продовольствие, оборудование и другие материальные ценности, налаживалось производство на некоторых оставшихся предприятиях, выпускались ничем не обеспеченные денежные знаки (оккупационные марки) и т. д. Открытый грабеж дополнялся различными натуральными поборами (теплая одежда, домашняя утварь, посуда из цветных металлов и т. д.), денежными налогами (подушный, подоходный, поземельный, с торгового оборота, на здания и постройки и даже на собак и кошек) и сельскохозяйственными поставками.

Для усиления эксплуатации крестьян оккупанты установили круговую поруку, систему заложников, широко применяли телесные и другие наказания, вплоть до расстрела.

Оккупантам удалось организовать добычу небольшого количества угля в Донбассе, пустить в ход отдельные незначительные по мощности заводы, фабрики и мастерские на Украине, в Прибалтике и в некоторых других районах, эксплуатировать основные железнодорожные магистрали. На этих предприятиях и железных дорогах к труду привлекались не только взрослые, но и дети от 10 лет и старше. Рабочий день длился 14–16 часов под надзором полицейских или солдат. За малейшее нарушение установленных порядков людей подвергали штрафам, избиениям, заключали в концлагеря.

В соответствии с «аграрным законом» в селах и деревнях (где колхозы были фактически ликвидированы оккупантами еще в 1941 году) теперь создавались «общинные хозяйства» с крепостническим укладом жизни. Крестьяне в принудительном порядке должны были сообща работать под руководством управляющих и весь урожай передавать оккупационным властям. Совхозы и МТС объявлялись собственностью Германии и превращались в так называемые государственные хозяйства.

Для немецких помещиков на территории Западной Украины в 1942 г. было создано 750 крупных хозяйств. Сотни имений возникли также в Белоруссии, Прибалтике и других оккупированных районах. В Литву, например, до осени 1942 г. прибыло 16 300 колонистов. Некоторые из них стали владельцами торговых и промышленных предприятий в городах и селах. Большинство же осело в сельском хозяйстве. Им было передано 4,8 тыс. лучших хозяйств, которые занимали почти 200 тыс. гектаров земли. Часть земли возвращалась бывшим помещикам и кулакам в целях создания из них опоры в деревне. Так, в Лужский район Ленинградской области вернулся барон – помещик фон Бильдерлинг. Он ввел барщину, отобрал у крестьян весь скот и сельскохозяйственный инвентарь. В Дновском районе обосновался помещик Бек. Он прибрал к рукам 5700 гектаров земли и ввел принудительный труд для крестьян 14 окрестных деревень.

Подлинной народной трагедией стал массовый угон советских людей на каторжные работы в Германию. Бывший гаулейтер Тюрингии Ф. Заукель, назначенный Гитлером 21 марта генеральным уполномоченным по использованию рабочей силы, получил огромный аппарат и право распоряжаться «всей наличной рабочей силой, включая иностранных рабочих, и военнопленными».

20 апреля Заукель разослал правительственным и военным органам программу по использованию рабочей силы и распорядился ускорить темпы мобилизации русской рабочей силы и ее отправки в империю, а также о значительном увеличении числа мобилизуемых рабочих. В программе, в частности, говорилось: «Для того чтобы заметно разгрузить от работы крайне занятую немецкую крестьянку, фюрер поручил мне доставить в Германию из восточных областей 400–500 тысяч отборных, здоровых и крепких девушек». Выполняя директиву Заукеля, главное командование сухопутных войск Германии издало приказ от 10 мая 1942 г. «О мобилизации русской рабочей силы для империи», в котором указывалось:

«Мероприятия по мобилизации не должны ограничиваться городскими районами, в которых имеются учреждения по использованию рабочей силы. Необходимо также в широком масштабе охватить то городское население, которое переселилось в сельские местности, а также местное сельское население в той мере, в которой оно может быть высвобождено по мнению соответствующих сельскохозяйственных учреждений.

Для выполнения этой задачи необходима поддержка военных и местных гражданских организаций (полевых комендатур, местных комендатур, сельскохозяйственных управлений хозяйственного штаба на востоке, районных управлений, бургомистров и т. д.).

Речь идет о мероприятии, имеющем решающее значение для исхода войны. Положение с рабочей силой в империи настоятельно требует, чтобы указанные мероприятия были осуществлены немедленно и в широком масштабе. Это должно стать важнейшей обязанностью всех организаций...»

Угон миллионов людей в Германию кроме обеспечения фашистской Германии рабочей силой преследовал и другие цели: гитлеровская клика рассчитывала таким образом ослабить сопротивление народов на оккупированной территории и создать условия для массового уничтожения населения завоеванных областей.

Захватчики организовали учет всего работоспособного населения в оккупированных областях СССР и стали силой отправлять советских людей в германскую неволю. На каторжные работы в Германию было угнано свыше 100 тыс. гражданского населения из Киева, до 110 тыс. – из Харькова, около 30 тыс. – из Ростова-на-Дону, свыше 20 тыс. – из Кривого Рога, около 5 тыс. – из Вязьмы и т. д. С 1 апреля по 30 ноября 1942 г. ведомство Заукеля организовало отправку из оккупированных областей Советского Союза (без Западной Украины) 1 375 567 человек, а всего за 1942 год – около 2 млн человек.

Гитлеровцы пытались сломить моральный дух советских людей. Оккупанты уничтожали культурные ценности, разрушали выдающиеся памятники национального зодчества, музеи, проводили среди населения фашистскую агитацию и пропаганду. Через газеты, которые начали издаваться в некоторых районах, листовки, приказы и объявления они продолжали внушать советским людям мысль о непобедимости немецкой армии, о безнадежности дальнейшей борьбы с Германией, о том, что второго фронта в Европе не будет, призывали прекратить всякое сопротивление мероприятиям германских властей.

Гитлеровцы бесцеремонно попирали политические права, свободу, национальные чувства и человеческое достоинство советских людей. Любой военный комендант, чиновник, офицер или солдат был «законодателем» и «судьей». Они делали все, чтобы устрашить население, сломить его волю к сопротивлению. Карательные мероприятия всегда сопровождались физическим истреблением людей, и в первую очередь партийных, профсоюзных и комсомольских работников.

Однако оккупационная политика, выражавшая сущность фашизма – кровавой диктатуры монополистического капитала, как и всякая захватническая, античеловеческая политика, была обречена на провал. Завоеватели жестоко просчитались, стремясь с помощью террора и насилия установить «новый порядок», навязать советским людям чуждый им образ жизни. Гитлеровцам не удалось поколебать их стойкость, преданность социалистической Родине, веру в победу над фашистской Германией.

 



© 2017  КВЦ «Сокольники»
   |   
Куратор проекта:
Ревенко Павел
Тел.: 8 (495) 995–05–95

 

   |       |   
Международная выставка каллиграфии
   |   
Современный музей каллиграфии