Хроника войны:

1942. Совершенствование руководства борьбой советских людей в тылу врага

1942. Совершенствование руководства борьбой советских людей в тылу врага

Народное сопротивление врагу на оккупированной территории Советского Союза весной 1942 г. продолжало усиливаться и развиваться, обогащаясь все новыми методами борьбы, организации сил, их руководства и эффективного использования для оказания помощи Советской армии в разгроме ненавистного врага.

Всенародная борьба в тылу врага выражалась в действиях партизанских формирований, подпольных организаций и групп, в массовом участии населения в срыве политических, экономических и военных мероприятий оккупантов. Эти формы борьбы охватывали подавляющее большинство советских граждан, находившихся на временно захваченной противником территории СССР, они были тесно связаны между собой, дополняли друг друга и являлись частью единого целого. Характеризуя массовое патриотическое движение народа в тылу врага, М. И. Калинин в статье «О моральном облике нашего народа» писал: «Партизанскую борьбу надо считать проявлением величайшей народной инициативы в обороне Родины, в защите свободы своего народа от поработителей...

Наше партизанское движение вылилось во всеобщую народную борьбу, нараставшую с каждым месяцем. Громадную роль сыграла в этом движении наша партия».

Однако весной 1942 г. вооруженная борьба партизанских формирований еще не охватила всю оккупированную территорию. Многие из партизанских отрядов, составлявших основную единицу этих формирований, были малочисленны, слабо вооружены, зачастую не имели связи с Большой землей и между собою. Формировавшиеся в это время в тылу врага новые партизанские отряды и группы состояли в большинстве своем из людей мирных профессий, недостаточно подготовленных в военном отношении. В отрядах еще не хватало опытных командиров, политработников, разведчиков, радистов, подрывников и других специалистов.

Весной 1942 г. партизанские формирования распределялись на оккупированной территории следующим образом: в тылу группы армий «Север» и в Карелии их было 88 — общей численностью около 6 тыс. человек; на западном направлении, в тылу группы армий «Центр» — 251 (свыше 56 тыс. человек); в южных районах страны, в тылу группы армий «Юг» — 152 (свыше 10 тыс. человек). Всего в тылу врага действовало около 500 партизанских формирований общей численностью свыше 72 тыс. человек.

К апрелю на оккупированной территории СССР существовало 11 партизанских краев: Октябрьский, Любанский, Кличевский, Суражский, Вадинский, Дорогобужский, Северо-Западный (Смоленская область), Южный Ельнинский, Дятьковский, Южный Брянский и партизанский край Ленинградской области. В этих краях, полностью освобожденных от немецко-фашистских оккупантов, советские люди жили по советским законам. На их территории легально действовали райкомы партии и советские органы — райисполкомы и сельские советы, снова открывались школы, больницы, клубы, начинала работать связь, организованно проводились сев и уборка урожая. Сотни тысяч мирных граждан находили в партизанских краях укрытие от грабежа и разбоя оккупантов. Непосредственно к партизанским краям примыкали партизанские зоны — районы постоянных боевых действий партизан.

Партизанские края сыграли большую роль в дальнейшем развитии борьбы советских людей в тылу врага, став базами формирования новых партизанских сил, боевой учебы партизан. С их территорий отряды партизан отправлялись в глубокие рейды, совершали налеты на вражеские коммуникации и гарнизоны.

Особые трудности переживали подпольные организации и группы в городах и других населенных пунктах, где царил жестокий оккупационный режим. Многие из них были разгромлены или понесли большие потери вследствие несоблюдения строгой конспирации и недостаточного опыта в ведении подпольной борьбы. Приступали к действиям подпольные организации, возникшие весной 1942 г. Однако у них еще не всегда была тесная связь с партизанами и советским тылом; ощущалась большая нужда в минно-подрывных средствах, агитационно-пропагандистских материалах, радиостанциях. Зачастую подпольщики не имели конкретных боевых заданий и проводили работу недостаточно организованно.

В это время партийное руководство борьбой советских людей в тылу врага осуществлялось через разветвленную сеть партийных органов на временно оккупированной территории, которая включала в себя оперативные группы ЦК компартий Латвии и Литвы, 10 обкомов, 7 окружкомов, межрайонный партийный центр, 169 горкомов, райкомов и других органов, выполнявших функции последних. В зависимости от конкретной обстановки эти органы находились или в подполье в населенных пунктах, или в партизанских формированиях.

Для руководства борьбой в тылу врага на территории Белоруссии имелись Западная и Северо-Западная оперативные группы ЦК КП(б) Белоруссии, действовавшие в контакте с военными советами Западного и Калининского фронтов, а на территории Украины — оперативная группа ЦК КП(б) Украины, созданная при Военном совете юго-западного направления.

Кроме этого патриоты в тылу врага руководствовались в своей борьбе прямыми обращениями, призывами и указаниями, которые передавались туда Центральным комитетом ВКП(б) и советским правительством при помощи радио, газет, листовок и путем наземной связи.

Для руководства боевой деятельностью партизанских формирований в то время еще не было создано специальных органов (за исключением существовавших с августа — сентября 1941 г. Карело-Финского республиканского и Ленинградского областного штабов партизанского движения).

Отсутствие единого органа руководства борьбой советских людей в тылу врага нередко приводило к параллелизму и разнобою в ее организации. Снабжение партизан вооружением, боеприпасами, материально-техническими средствами велось нерегулярно. Слабой была связь с отрядами и подпольщиками, что отрицательно сказывалось на их боевой деятельности, на целенаправленности и эффективности их использования.

30 мая 1942 г. Государственный Комитет Обороны принял постановление, положившее начало централизованному руководству партизанским движением. В этом документе указывалось:

«1. В целях объединения руководства партизанским движением в тылу противника и для дальнейшего развития этого движения создать при Ставке Верховного Главнокомандования Центральный штаб партизанского движения.

2. Для непосредственного руководства партизанскими отрядами создать при военных советах соответствующих фронтов следующие штабы партизанского движения:

а) Украинский штаб партизанского движения (при Военном совете юго-западного направления);

б) Брянский штаб партизанского движения;

в) Западный штаб партизанского движения;

г) Калининский штаб партизанского движения;

д) Ленинградский штаб партизанского движения;

е) Карело-Финский штаб партизанского движения.

Перечисленные выше штабы подчинить Центральному штабу партизанского движения.

3. В своей практической деятельности по руководству партизанским движением Центральный штаб партизанского движения должен исходить из того, что основной задачей партизанского движения является дезорганизация тыла противника:

а) разрушение коммуникационных линий противника (подрыв мостов, нападение на автомобильный и гужевой транспорт противника);

б) разрушение линий связи (телефон, телеграф, радиостанции);

в) уничтожение складов боеприпасов, снаряжения, горючего и продовольствия;

г) нападение на штабы и другие войсковые учреждения в тылу противника;

д) уничтожение материальной части на аэродромах противника;

е) осведомление частей Красной армии о расположении, численности и передвижениях войск противника...».

Начальником Центрального штаба партизанского движения (ЦШПД) был назначен член ЦК ВКП(б), первый секретарь ЦК КП(б) Белоруссии П. К. Пономаренко. Фронтовые штабы возглавили Т. А. Строкач, А. П. Матвеев, С. С. Бельченко, В. В. Радченко, M. H. Никитин, С. Я. Вершинин.

Одной из сложных проблем была организация надежной двусторонней радиосвязи штабов с партизанскими формированиями. Не хватало радиостанций, самолетов для переброски их на оккупированную территорию, высококвалифицированных радистов. Несмотря на это, связь постепенно налаживалась. К 1 августа был создан радиоузел при ЦШПД, принявший первые корреспонденции. Несколько позже были развернуты радиоузлы и в остальных штабах партизанского движения. В тылу врага к 10 июня находилось 37 радиостанций, которые обеспечивали связью около 24 процентов партизанских формирований, состоявших на учете в ЦШПД. К 15 октября действовало уже 217 радиостанций. Количество партизанских формирований, взятых на учет, возросло почти в три раза, а обеспеченность рациями достигла 50 процентов. Успехи в организации радиосвязи дали возможность штабам не только оперативно передавать распоряжения отрядам и соединениям, но и вызывать к себе командиров, заслушивать их отчеты, организовывать совещания, налаживать обмен опытом и взаимодействие между партизанскими формированиями смежных областей и районов.

Остро стоял вопрос и с кадрами. Создание новых отрядов и повышение активности во многом зависели от наличия опытных командиров, политработников, подрывников, разведчиков и других специалистов. Существовавшие при некоторых фронтах учебные центры по подготовке партизанских кадров не удовлетворяли быстрорастущих потребностей. Поэтому с лета 1942 г. подготовка партизанских кадров стала одной из важнейших задач, которую решали четыре специальные школы при ЦШПД с переменным составом на 2 тыс. человек, школы на 200–300 человек каждая, созданные при других штабах, а также курсы, организованные в некоторых партизанских формированиях. В течение лета и осени 1942 г. в целом было обучено и направлено в тыл врага свыше 13 тыс. различных специалистов.

С появлением штабов партизанского движения было упорядочено и поставлено на прочную основу организованное снабжение партизан оружием, боеприпасами и материально-техническими средствами.

По ходатайству ЦШПД для доставки партизанам боевых грузов, агитационной литературы, а также для эвакуации раненых и больных, детей, женщин и стариков решением ГКО летом 1942 г. в его распоряжение были выделены транспортные авиачасти. С августа по октябрь 1942 г. они совершили около 500 самолето-вылетов. В доставке партизанам грузов участвовали и самолеты фронтовой авиации.

Всего в течение лета и осени 1942 г. штабы партизанского движения доставили за линию фронта: 7500 автоматов и 5 млн патронов к ним, 7500 винтовок, карабинов и 6 млн патронов к ним, 681 противотанковое ружье и 216 тыс. патронов к ним, 600 ручных пулеметов, 182 тыс. ручных и 17 тыс. противотанковых гранат, 600 минометов, 46,5 тонн тола, 29 тыс. магнитных мин, 68 тыс. капсюлей-детонаторов, 7500 колесных замыкателей для подрыва рельсов и подвижного состава и много другого груза.

Характерным в это время было образование партизанских резервов. Одной из форм их подготовки являлись специальные лагеря при крупных партизанских соединениях. В различных районах они назывались по-разному: военкоматы, учебно-резервные пункты, учебные базы и т. д. Но назначение их было одно — предварительная проверка и подготовка людей к вступлению в партизанские отряды.

Большое место в комплектовании партизанских формирований занимали группы (отряды) самообороны, которые создавались в населенных пунктах, находившихся в зоне партизанских действий. Группы охраняли населенные пункты от неожиданного нападения карательных отрядов, вели борьбу с вражеской агентурой и оказывали всемерную помощь партизанам. Многие из этих групп затем в полном составе вливались в партизанские отряды. За счет подобных групп, например, только партизаны Белоруссии в октябре 1942 г. уже имели подготовленный резерв численностью до 30 тыс. человек.

В целях активизации массово-политической работы среди населения оккупированных районов за линию фронта переправлялось свыше 50 наименований газет. Центральные комитеты компартий Украины, Белоруссии, Литвы, Латвии и Эстонии в 1942 г. забросили в тыл противника около 45 млн экземпляров различных листовок и брошюр, ЦК ВЛКСМ — 48 млн. Много печатных изданий населением оккупированных районов было получено от партийных органов РСФСР, а также Главного политического управления РККА. Принимались меры и для организации подпольной печати на местах. В результате подпольные партийные органы и командование партизанских формирований издавали в мае — ноябре 1942 г. свыше 50 газет, большое количество листовок. Например, соединение украинских партизан под командованием А. Ф. Федорова до ноября 1942 г. выпустило 33 листовки общим тиражом 500 тыс. экземпляров. 1-я Белорусская партизанская бригада в августе — сентябре напечатала 17 листовок общим тиражом около 18 тыс. экземпляров.

В результате огромной организаторской и массово-политической деятельности партийных органов и штабов партизанского движения летом и осенью 1942 г. в тылу врага начался новый подъем народной борьбы. В ней участвовали рабочие и крестьяне, составлявшие 70–85 процентов всего личного состава партизан, а также представители интеллигенции. Наравне с мужчинами активную борьбу с оккупантами вели женщины и подростки. В партизанских отрядах прослойка коммунистов достигала 15–20 процентов общей численности партизан. Коммунисты являлись организующей и мобилизующей силой, вокруг которой сплачивался народ в борьбе с врагом.

Приведенные факты свидетельствуют о несостоятельности измышлений буржуазных фальсификаторов истории, пытающихся отрицать всенародный характер борьбы, развернувшейся на оккупированной советской территории, желающих свести ее лишь к сопротивлению небольших групп коммунистов и сотрудников НКВД. «Партизанская борьба, в которой участвовали все национальности СССР, населяющие те территории, куда вступали немцы, — отмечал М. И. Калинин, — ярко продемонстрировала зарубежному миру народность советской власти, всенародную любовь к ней, твердую решимость бороться за ее сохранение, за независимость Советской страны. Более убедительного доказательства морально-политического единства народов Советского Союза не может быть!»

С ростом партизанской борьбы совершенствовались формы ее организации. Возникла необходимость объединения мелких отрядов и групп в крупные. Основным партизанским формированием стал отряд со своим штабом. Численный состав отрядов колебался в пределах от 50 до 200 человек. Наиболее целесообразным соединением была признана бригада, состоявшая из нескольких партизанских отрядов. Такая структура бригад придавала им большую маневренность, позволяла свободно рассредоточивать или концентрировать силы в зависимости от обстановки. В северо-западных и южных районах Ленинградской области летом действовало 6 бригад, в Калининской области — 9, в Белоруссии — 56; в октябре в северной части Орловской области — 5 бригад, в Курской области — 2; к середине ноября в юго-западной части Брянских лесов — 8 бригад. Создавались и самостоятельные отряды, а также спецгруппы, выполнявшие особые задания разведывательных органов.

Многие партизанские формирования были относительно хорошо вооружены и способны решать серьезные боевые задачи. Так, например, 5 бригад, действовавших в полосе Северо-Западного фронта и насчитывавших 3700 человек, к середине 1942 г. имели 2800 винтовок, 758 автоматов, 169 ручных пулеметов, 85 минометов, 43 противотанковых ружья и 4 орудия.

20 августа на основе приказа начальника оперативной группы партизанского движения при Военном совете 3-й ударной армии был образован 1-й Калининский партизанский корпус. Он объединил семь бригад и три отдельных отряда калининских партизан. Командиром корпуса был назначен В. В. Разумов, комиссаром — А. И. Штрахов. Однако широкого распространения создание подобных формирований партизанских сил ввиду громоздкости организационной структуры не нашло. В конце октября 1-й Калининский партизанский корпус, выполнив свою боевую задачу по осуществлению рейда по тылам врага, был разделен на отдельные бригады и отряды.

Директивой от 5 июля 1942 г. ЦШПД установил фронтовым штабам партизанского движения границы оккупированной территории, в пределах которых они должны были руководить партизанскими формированиями. Эти границы в основном совпадали с границами фронтов. Однако опыт работы фронтовых штабов партизанского движения показал, что при организации руководства боевой деятельностью партизан необходимо учитывать не только полосы действий в границах фронтов, но и советское административное деление на оккупированной территории. Поэтому постановлением ГКО от 28 сентября 1942 г. фронтовые штабы партизанского движения (кроме Ленинградского) были переформированы в представительства ЦШПД на фронтах, а их руководители введены в состав военных советов фронтов. Для руководства же борьбой на территории республик стали создаваться республиканские штабы партизанского движения. 29 июня, в связи с упразднением Юго-Западного направления, Украинский штаб партизанского движения при Военном совете этого направления был преобразован в республиканский штаб и стал проводить работу в тесном контакте с военными советами Юго-Западного и Южного фронтов. Постановлением ГКО от 3 августа при Военном совете Северо-Кавказского фронта создается Южный штаб партизанского движения, начальником которого был назначен полковник X. Д. Мамсуров. В сентябре образуется Белорусский штаб партизанского движения, в ноябре — Литовский и Эстонский. Начальниками этих штабов соответственно были назначены секретари ЦК компартий республик П. З. Калинин, А. Ю. Снечкус и Н. Г. Каротамм. В октябре при Украинском штабе был создан Молдавский отдел партизанского движения, который возглавил Г. А. Граков.

Проведенная реорганизация давала возможность через ЦК компартий союзных республик, республиканские и областные штабы партизанского движения и представительства ЦШПД на фронтах более оперативно руководить борьбой с оккупантами, объединять и координировать действия партизан и подпольщиков на территориях нескольких соседних областей.

Весной и летом 1942 г. в связи с новым наступлением немецко-фашистских войск ЦК ВКП(б) призвал всех партизан и подпольщиков усилить помощь Советской армии. В ответ на этот призыв ЦК компартий союзных республик, обкомы и крайкомы, а также штабы партизанского движения потребовали от партизан и подпольщиков активизировать борьбу на вражеских коммуникациях, срывать воинские перевозки противника, дезорганизовывать его тыл.

Большое влияние на повышение эффективности и размах борьбы в тылу врага оказали совещания представителей подпольных партийных органов, командиров и комиссаров крупных партизанских формирований Украины, Белоруссии, Орловской и Смоленской областей, проведенные по указанию Центрального Комитета партии Центральным штабом партизанского движения в конце августа — начале сентября 1942 г. В совещаниях приняли участие члены Политбюро ЦК ВКП(б), руководящие работники аппарата ЦК, Наркомата обороны, многие видные партизанские руководители с мест. Совещания обобщили опыт партизанской борьбы, определили основные направления деятельности партизан в соответствии со стратегическими замыслами Верховного Главнокомандования. В результате обсуждения важнейших вопросов борьбы в тылу врага 5 сентября 1942 г. был издан приказ наркома обороны И. В. Сталина «О задачах партизанского движения». В нем излагалась главная военно-политическая задача борьбы в тылу врага, выдвинутая Центральным Комитетом партии, — превратить партизанское движение во всенародное, т. е. привлечь к участию в нем широкие слои населения, добиться охвата вооруженной партизанской борьбой всех оккупированных врагом районов. В приказе говорилось: «Необходимо прежде всего добиться, чтобы партизанское движение развернулось еще шире и глубже, нужно, чтобы партизанская борьба охватила широкие массы советского народа на оккупированной территории. Партизанское движение должно стать всенародным».

Далее в приказе ставились задачи: укреплять партизанские формирования и организовывать новые, создавать среди населения проверенные боевые резервы. От партизанских формирований требовалось усиливать боевую деятельность, коренным образом улучшать взаимодействие с войсками Советской армии. Крупным формированиям рекомендовалось провести глубокие рейды в тылу врага. Обращалось внимание на организацию активной политической работы среди советских граждан на оккупированной территории. Особо подчеркивалась необходимость расширения борьбы в городах и промышленных районах, с тем чтобы сорвать попытки оккупантов использовать эти районы и отдельные предприятия в городах для материально-технического обеспечения своих войск.

Приказ «О задачах партизанского движения» конкретизировал и развивал применительно к новой обстановке основные положения постановления ЦК ВКП(б) от 18 июля 1941 г. «Об организации борьбы в тылу германских войск».

Важным условием расширения борьбы советских людей в тылу врага, вовлечения в нее широких народных масс ЦК ВКП(б) считал дальнейшее усиление партийного руководства. С этой целью в октябре 1942 г. Политбюро ЦК ВКП(б) образовало нелегальный ЦК Компартии Украины и подпольный ЦК Компартии Белоруссии, в состав которых вошли руководители партии и правительства республик, секретари действовавших в тылу врага обкомов партии, командиры и комиссары партизанских соединений.

Нелегальный ЦК КП(б)У был утвержден в следующем составе: В. А. Бегма, А. И. Гаевой, М. С. Гречуха, А. Н. Зленко, С. А. Ковпак, П. Ф. Куманек, Л. Р. Корниец, Д. С. Коротченко, В. Ф. Старченко, М. С. Спивак, В. Т. Сергиенко, Т. А. Строкач, А. Н. Сабуров, И. К. Сыромолотный, А. Ф. Федоров, С. В. Руднев, Я. А. Хоменко. В подпольный ЦК КП(б)Б вошли: И. П. Ганенко, В. С. Забелло, М. В. Зимянин, В. И. Козлов, Н. Ф. Королев, И. М. Кардович, Р. Н. Мачульский.

Какого-либо строгого размежевания деятельности между основными и нелегальными ЦК не было. Принципиальные политические и практические вопросы по руководству борьбой в тылу врага решались основными центральными комитетами. Создание же нелегального ЦК Компартии Украины и подпольного ЦК Компартии Белоруссии предоставляло их членам большие полномочия, что позволяло им непосредственно на местах оперативно решать важные вопросы, связанные с руководством партийными органами в тылу врага, с развитием партизанского движения. Усиливалось партийное руководство борьбой и в других оккупированных республиках, краях и областях страны.

Все эти меры были направлены на то, чтобы расширить и укрепить сеть партийных органов, возглавлявших всенародную борьбу в тылу врага, распространить и влияние на каждую область по ту сторону фронта.

Указания ЦК партии о всемерном расширении партизанского движения, о превращении его во всенародное были доведены до сведения всех партийных, комсомольских организаций и населения оккупированных районов.

В октябре 1942 г. ЦК ВКП(б) в обращении к населению оккупированных районов призывал: «Русские, украинцы, белорусы, молдаване, литовцы, латыши, эстонцы, карелы, временно подпавшие под ярмо немецко-фашистских захватчиков!.. Раздувайте пламя всенародного партизанского движения». А в ноябре «Правда» опубликовала передовую статью «За всенародное партизанское движение», в которой разъяснялись требования партии, изложенные в приказе наркома обороны от 5 сентября.

Таким образом, ЦК ВКП(б), ставя задачу расширения борьбы в тылу врага, рассматривал это патриотическое движение советских людей как всенародное, охватывающее промышленные города и сельскую местность, проявляющееся в различных формах участия в нем широких слоев населения оккупированных районов страны.

В целях усиления руководства борьбой советских людей в тылу врага Государственный Комитет Обороны Постановлением от 6 сентября 1942 г. учредил пост главнокомандующего партизанским движением с подчинением ему Центрального штаба партизанского движения. На должность главкома был назначен член Политбюро ЦК ВКП(б), член Государственного Комитета Обороны и Ставки ВГК Маршал Советского Союза К. Е. Ворошилов.

Учреждение такого поста явилось дальнейшим шагом в деле централизации руководства борьбой советских людей в тылу врага. Главнокомандующий партизанским движением со своим аппаратом принял активное участие в создании крупных партизанских формирований. По его приказу от 15 октября партизанские отряды, действовавшие на севере Орловской области в полосе Западного фронта, были сведены в 5 бригад. В середине ноября по его же приказу было создано 8 бригад в юго-западной части Брянских лесов.

Маршал К. Е. Ворошилов много сделал и для налаживания производства средств борьбы, применявшихся партизанами. В частности, по его инициативе и требованию были созданы семь образцов специальных мин, портативные радиостанции, приспособления для бесшумной стрельбы. Аппарат главнокомандующего партизанским движением развернул большую работу по улучшению подготовки партизанских кадров, материальному обеспечению партизанских формирований с использованием авиации в качестве средства доставки, по планированию и координации боевых действий соединений и отдельных отрядов партизан.

Осенью 1942 г. в предвидении перехода Советских Вооруженных Сил от стратегической обороны к стратегическому наступлению стала очевидной необходимость сосредоточить общее руководство партизанским движением непосредственно в руках Председателя ГКО и Ставки И. В. Сталина. В связи с этим в ноябре была упразднена должность главнокомандующего партизанским движением, а Центральный штаб партизанского движения стал вновь непосредственно подчиняться Ставке Верховного Главнокомандования и выполнять функции ее рабочего органа.

Проведенные в 1942 г. мероприятия в конечном счете позволили значительно улучшить партийное и военное руководство борьбой советских людей в тылу врага, способствовали ее дальнейшему усилению и эффективному использованию как мощного стратегического и военно-политического фактора в достижении победы над врагом. Создание стройной системы руководства партизанским движением содействовало успешному проведению боевых действий партизанских сил по заранее разработанным планам, согласованным с общими задачами Советской армии на каждом конкретном этапе войны.

 



© 2017  КВЦ «Сокольники»
   |   
Куратор проекта:
Ревенко Павел
Тел.: 8 (495) 995–05–95

 

   |       |   
Международная выставка каллиграфии
   |   
Современный музей каллиграфии