Хроника войны:

1942. Возрастание масштабов партизанского движения

1942. Возрастание масштабов партизанского движения

Летом и осенью 1942 г. усилили свои действия по дезорганизации тыла противника партизаны и участники подполья. Развернувшаяся повсеместно борьба партизанских отрядов и соединений проходила под непосредственным руководством ЦШПД в соответствии с утвержденным 27 июля оперативным планом массированного удара по коммуникациям и узлам противника, цели которого были согласованы с военными советами фронтов. Хотя намеченные мероприятия и не были полностью выполнены, даже частичная реализация этого плана сыграла большую роль в нарушении работы вражеского тыла.

О характере и объеме задач, выполненных партизанами, свидетельствуют следующие данные.

Ленинградские партизаны с мая по ноябрь 1942 г. пустили под откос 212 вражеских эшелонов. Калининские – с 15 апреля по 1 июня совершили 8 крушений поездов, подожгли эшелон с горючим, взорвали 66 железнодорожных и шоссейных мостов, разгромили два штаба противника, уничтожили 769 солдат и офицеров, а с 15 июня по 1 сентября пустили под откос 70 эшелонов, уничтожили 206 автомашин с различными грузами, взорвали 120 мостов, разрушили 80 км железнодорожного полотна, 10 км линий связи, истребили более 10 тыс. гитлеровцев.

Смоленские партизаны с июня по октябрь совершили свыше 300 крушений вражеских эшелонов, взорвали 145 мостов. Брянские партизаны с мая по сентябрь на железной дороге Гомель – Брянск пустили под откос 15 эшелонов, разрушили около 9 км железнодорожного полотна, остановив движение на 34 дня; на магистрали Брянск – Орел, совершив 13 крушений, прервали движение на 9 суток. То же самое происходило и на остальных дорогах этого направления. Деятельность брянских партизан особенно усилилась с сентября 1942 г. До конца года ими было пущено под откос 226 эшелонов, взорвано 7 мостов, разрушен 51 км железнодорожных путей. Железная дорога Брянск – Льгов в сентябре – октябре не работала 21 сутки. Курские партизаны, действовавшие на железных дорогах Льгов – Брянск, Курск – Орел, в сентябре – ноябре пустили под откос 85 эшелонов, истребили более 6 тыс. гитлеровцев.

Велико было значение боевой деятельности белорусских партизан, которые в июне – ноябре нанесли фашистам ощутимые потери. За этот период они пустили под откос более 800 вражеских эшелонов, взорвали около 500 железнодорожных и шоссейных мостов, уничтожили около 1 тыс. автомашин и более 46 тыс. гитлеровцев.

Украинские партизаны также успешно наносили удары по коммуникациям врага. В течение 1942 г. они пустили под откос 233 эшелона, только в июне – августе совершили 88 крушений вражеских эшелонов, взорвали 62 моста, уничтожили 39 км линий связи.

Помощь войскам Советской армии оказали и партизаны Северного Кавказа. Большую работу по формированию и укреплению партизанских отрядов, по повышению их боеспособности проделал Орджоникидзевский (ныне Ставропольский) крайком ВКП(б), первым секретарем которого являлся М. А. Суслов. В начале сентября было распространено обращение крайкома партии к населению Ставрополья, Терека и Кубани об организации широкой борьбы в тылу врага. В обращении разоблачалась захватническая политика оккупантов, ставились боевые задачи перед патриотами оккупированных районов края: наносить решительные удары по коммуникациям врага, пускать под откос поезда с войсками и военными грузами, уничтожать автотранспорт, обозы; уничтожать войска и танки врага, когда они находятся в эшелонах; разрушать вражескую связь, уничтожать все средства связи противника. Обращение заканчивалось призывом:

«Советские патриоты!

Помогайте всеми силами и средствами славным партизанам!

Не давайте немцам ни минуты покоя!

Бейте немцев везде!

Взрывайте их штабы и склады!

Уничтожайте немецко-фашистскую нечисть всеми методами, всеми средствами!

Пусть каждый метр нашей земли несет смерть гитлеровцам!

Смерть немецким оккупантам!»

На территории Ставрополья были созданы четыре группы партизанских соединений: Северная, Северо-Восточная, Южная и Западная, объединившие 40 отрядов общей численностью более 2 тыс. человек. Эти формирования тесно взаимодействовали с советскими войсками при выполнении боевых задач. Отряды Северной группы в августе – сентябре вели активные действия с частями 17-го кавалерийского корпуса, препятствуя выходу противника к берегам Каспийского моря. Отряды Южной группы за пять месяцев провели 36 крупных налетов и оборонительных боев, в ходе которых уничтожили 1700 гитлеровцев, 22 автомашины, 11 танков, взорвали 17 мостов, повредили свыше 30 км линий связи. Отряды Северо-Восточной группы в августе – ноябре уничтожили 78 танков, 3 бронемашины, большое количество автомашин, один самолет, сожгли 250 тонн горючего.

Краснодарский крайком партии под руководством первого секретаря крайкома П. И. Селезнева в августе – сентябре сформировал 86 партизанских отрядов общей численностью около 5800 человек. Отряды организационно сводились в семь партизанских кустов: Краснодарский, Славянский, Новороссийский, Анапский, Нефтегорский, Майкопский и Мостовский (с 28 ноября – Армавирский). Их боевые действия также были согласованы с планами регулярных частей. Военный совет Черноморской группы войск Закавказского фронта в своих постановлениях от 21 и 30 сентября 1942 г. определил партизанам края конкретные задачи по дезорганизации тыла врага. Для надежного взаимодействия с партизанами в их распоряжение было выделено 3 самолета и 10 радиостанций.

Партизаны Краснодарского куста в сентябре на железной дороге Абинская – Краснодар пустили под откос 8 вражеских эшелонов. Успешно действовали и другие партизанские формирования края.

Таким образом, боевые действия партизан на коммуникациях противника в летне-осенний период 1942 г. приняли широкий размах. Всего ими было пущено под откос 1878 поездов. 50 процентов всех потерь в живой силе от действий партизан гитлеровцы несли при железнодорожных катастрофах.

Во второй половине 1942 г. стала широко применяться такая форма деятельности партизан, как рейды в целях дальнейшего развития всенародной борьбы на оккупированной территории и проведения крупных операций по нарушению работы вражеского тыла.

Для карельских партизан рейды стали основным способом боевых действий. Базируясь на неоккупированной территории недалеко от линии фронта, они совершали переходы в тыл противника для выполнения боевых заданий. Одной из крупных боевых операций лета 1942 г. стал рейд партизанской бригады под командованием А. И. Григорьева в составе 6 отрядов общей численностью 648 человек, начавшийся 29 июня. Бригада действовала на вражеских коммуникациях в районе Сегозеро, Поросозеро. Она пробыла в тылу противника 57 дней, пройдя 650 км.

Особенно широкое распространение получили рейды на Украине. Большой успех был достигнут в параллельном рейде соединений С. А. Ковпака и А. Н. Сабурова, совершенном с 26 октября по 30 ноября 1942 г. из Брянских лесов на Правобережную Украину. Соединение С. А. Ковпака состояло из 5 отрядов общей численностью около 1100 человек, а в соединении А. Н. Сабурова было 7 отрядов, насчитывавших более 1600 человек.

Отряды С. А. Ковпака прошли по тылам противника 750 км, взорвали 26 мостов, пустили под откос 2 эшелона, уничтожили свыше 970 фашистов, 5 броневиков, 17 автомашин, 20 км линий связи. Населению было роздано из трофеев 1 тыс. тонн хлеба и 5 тонн соли. Преодолев 534 км, отряды А. Н. Сабурова провели 67 боев, взорвали 17 мостов, пустили под откос вражеский эшелон, уничтожили 754 гитлеровца, 6 танков и бронемашин, 2 самолета, 27 автомашин, захватили и раздали населению 42 730 тонн хлеба.

Большие рейды летом и осенью совершили и другие партизанские формирования Украины, а также соединения и крупные отряды белорусских, калининских и ленинградских партизан. В этих рейдах формирования приобретали боевой опыт, пополнялись людьми (соединение С. А. Ковпака увеличилось до 1500 человек, а соединение А. Н. Сабурова – до 2700). Партизаны проводили митинги, собрания и беседы, распространяли среди населения газеты, листовки, сводки Совинформбюро, активизировали деятельность местных партизан и подпольщиков, укрепляли у населения веру в освобождение от вражеского гнета. Народ узнавал правду о положении на фронтах, массовом героизме советских воинов, трудовых подвигах в тылу страны и о самоотверженной борьбе партизан и подпольщиков.

Ощутимые удары партизан по коммуникациям в тылу врага вызывали серьезное беспокойство как у оккупационных властей, так и у командования вермахта.

Железнодорожная дирекция группы армий «Центр» в донесении имперскому министру путей сообщения докладывала в июле 1942 г. о том, что «налеты партизан в течение июля приняли столь угрожающие масштабы, что не только снизилась и значительно отстает от установленных норм пропускная способность дорог, но и вообще на ближайшее будущее положение вызывает самые серьезные опасения...». Далее сообщались сведения о результатах действий партизан.

В донесении железнодорожной дирекции сделан вывод: «Опаздывание поездов колеблется в пределах от 10 до 120 часов. Если считать, что в среднем каждый поезд [из 40 вагонов] опаздывает на 36 часов, то при 100 поездах, ежедневно следующих в одном направлении, оно составит... 6000 вагонов, а всего 12 тыс. вагонов, которые могли бы ежедневно использоваться для нужд армии или военной промышленности и хозяйства».

В августе 1942 г. Гитлер издал специальную директиву, в которой признавалось, что партизанское движение на оккупированной территории Советского Союза «угрожает стать серьезной опасностью для снабжения фронта и экономической эксплуатации страны», и содержались указания по подавлению партизанского движения на Востоке. Он потребовал до начала зимы в основном истребить отряды партизан «и тем самым умиротворить восточные земли позади линии фронта, чтобы избежать существенного ущерба ведению боевых операций вооруженными силами зимой».

По решению немецко-фашистского руководства с лета 1942 г. борьба с советским партизанским движением была возложена на генеральный штаб сухопутных войск (до этого борьбу против партизан в районе военных действий вели в основном специальные карательные органы). Это свидетельствовало о том, что гитлеровское руководство рассматривало борьбу против советского партизанского движения как неотъемлемую часть войны, которую вела Германия против СССР, и стало предпринимать решительные меры для подавления партизанского движения, для охраны и обороны путей сообщения и военных объектов. Оно бросало на борьбу с партизанами кадровые дивизии. 15–16 дивизий постоянно охраняли коммуникации. Кроме того, 7–8 дивизий привлекались периодически. В операциях против партизан участвовали также разведывательная и бомбардировочная авиация. Но, несмотря на это, борьба советских людей в тылу врага продолжала все более активизироваться и нарастать.

Важной стороной деятельности партизан была разведка, которая велась по заданию войсковых штабов и штабов партизанского движения. Партизаны во взаимодействии с подпольщиками должны были своевременно вскрывать оперативные и стратегические перегруппировки; выявлять численность и род войск, устанавливать районы дислокации соединений и штабов, баз снабжения, аэродромов, узлов связи; выявлять наличие и характер оборонительных рубежей, численность гарнизонов городов, их вооружение.

Агентурной сетью партизан и подпольщиков были охвачены почти все города и крупные населенные пункты, что позволяло собирать ценные разведывательные данные о противнике.

Так, Брянский штаб партизанского движения доносил в штаб фронта: «За июль месяц установлено, что по ж.-д. ст. Рославль на Брянск прошло более 160 эшелонов с войсками, техникой и боеприпасами. По нашим подсчетам, противник за это время перебросил через Брянск к линии фронта по направлению Орел и Курск до 7 пехотных дивизий, перевезено не менее 400 танков, 160 орудий, 1600 автомашин, 33 000 тонн боеприпасов».

Ленинградскими партизанами и подпольщиками в течение второй половины 1942 г. было разведано расположение 197 гарнизонов противника, 67 складов и баз, 35 аэродромов, 12 штабов частей и соединений и т. д. Неоднократно проводилась разведка городов Старая Русса, Дно, Псков, Остров, Порхов. В Пскове, например, было установлено расположение штаба группы армий «Север». Только о дислокации вражеских войск, штабов, аэродромов, складов, о строительстве оборонительных укреплений Украинский штаб партизанского движения за восемь месяцев 1942 г. получил от партизанских отрядов 293 донесения. Летом и осенью крымские партизаны передали 84 радиограммы с важными сведениями о противнике.

Разведывательная деятельность партизан и подпольщиков оказывала существенную помощь советскому командованию в получении сведений о замыслах врага.

Одним из видов боевой деятельности партизан являлось нападение на вражеские гарнизоны в населенных пунктах. В результате расширялись и создавались партизанские края. Оставшиеся на их территории гарнизоны противника оказывались, как правило, изолированными один от другого.

К осени фашистским карателям удалось ликвидировать партизанский край Ленинградской области, Дорогобужский и Южный Ельнинский края. Другие края к этому времени значительно расширились и укрепились. Летом образовались Россонско-Освейский, Бегомльский и Ушачский края, а осенью – партизанский край Калининской области.

Создание и сохранение партизанских краев имело огромное морально-политическое значение. Яркой и убедительной противоположностью фашистскому оккупационному режиму были жизнь, трудовая и боевая деятельность населения, восстановившего под руководством партийных организаций советскую власть, но «не мирного времени, а ощетинившуюся всеми доступными видами вооружения для борьбы с заклятым врагом».

В партизанских краях открыто работали партийные и советские органы, издавались газеты и листовки. Население активно участвовало в проводимых партийными органами мероприятиях.

Осенью в некоторых краях и зонах стали работать советские школы, например в Смоленской области и на Брянщине. Около двух десятков школ было открыто на территории Любанско-Октябрьского партизанского края Белоруссии.

В 1942 г. несколько десятков колхозов работало в партизанском крае Ленинградской области, а также в Новосокольническом районе, входившем в состав Калининской области. Восстанавливались колхозы на территории партизанских краев Брянщины и Смоленщины. Действовали некоторые колхозы в Любанском районе Минской области, в Суражском районе Витебской области.

Летом 1942 г. участники первой партийной конференции партизанского края Ленинградской области отмечали, что «наши советские порядки и обычаи пустили свои глубокие корни в народных массах...». Этот вывод был сделан коммунистами в процессе их длительного тесного общения с народом, в ходе ожесточенной борьбы советских людей в тылу врага.

Гитлеровцы систематически снаряжали карательные экспедиции в целях ликвидации партизанских краев, грабежа и массового уничтожения населения. Они блокировали освобожденные партизанами территории, подвергали их варварским бомбежкам с воздуха. Борьба за партизанские края, за спасение населения и народного добра от оккупантов приобрела в 1942 г. огромные масштабы.

Летом и осенью 1942 г. широко развернулась борьба подпольщиков в городах и крупных населенных пунктах. Для этого периода характерен интенсивный рост связей подпольщиков с партизанами и партийными органами, многие из которых базировались на территории партизанских формирований.

Организационная структура подполья была разнообразной и зависела от сложившейся обстановки. Как правило, она включала руководящий центр, во главе которого стоял партийный орган, и сеть массовых подпольных организаций и групп. Например, на железнодорожном транспорте в Киеве и предприятиях районов в конце 1942 г. под руководством Железнодорожного райкома, наделенного по указанию ЦК КП(б)У функциями подпольного горкома партии, действовали 23 организации.

Деятельность подпольщиков в условиях кровавого фашистского режима была сопряжена с крайними опасностями и риском. Некоторые организации из-за недостатка опыта работы проваливались. Однако, несмотря на отдельные неудачи, подполье продолжало усиливаться на всей оккупированной территории. Коммунисты, комсомольцы и беспартийные создавали новые организации и активно включались в борьбу с оккупантами. Подпольщики улучшили конспирацию, стали тщательнее проверять людей, вступавших в их ряды, образовывать мелкие группы, звенья, цепочки патриотов, распределять между ними конкретные задания.

Расширилось и активизировалось подполье в крупных городах и селах Украины, Белоруссии и РСФСР. Под руководством партийных органов большая работа проводилась по укреплению комсомольского подполья. С лета 1942 г. начали действовать комсомольско-молодежные организации в Краснодоне («Молодая гвардия»), Минске, Острове и многих других городах и селах.

Подпольщики проникали в учреждения оккупационного аппарата, в обслуживающие воинские части врага, на железнодорожный транспорт, аэродромы, промышленные и сельскохозяйственные предприятия и вели там подрывную работу. Ощущая повседневную поддержку и помощь со стороны населения, они совершали диверсии, дезорганизуя работу тыловых органов врага. Так, в ответ на призыв ЦК КП(б) Украины усилить диверсионно-подрывную работу на железных дорогах, и в первую очередь на линиях Киев – Коростень, Киев – Нежин, Киев – Фастов, обслуживавших группировки немецко-фашистских войск в районах Сталинграда и Северного Кавказа, украинские подпольщики осенью 1942 г. совершили пять крупных аварий поездов.

В начале ноября на разведенный поворотный круг в депо Киев-Московский подпольщиками был пущен паровоз. В результате депо вышло из строя на несколько месяцев.

Подпольщики Конотопского паровозоремонтного завода Сумской области портили детали паровозов, что затягивало их ремонт. За восемь месяцев 1942 г. они вывели из строя 245 паровозов. В Кировограде были повреждены 24 железнодорожных вагона и 40 автомашин, сожжен мост, совершено нападение на склад оружия, выпущено из цистерн на нефтебазе 80 тонн горючего, испорчено на складах свыше 1 тыс. тонн зерна, подготовленного к отправке в Германию, выведены из строя 22 трактора. Подпольщики одесского завода имени Красной гвардии разукомплектовали 80-тонный пресс, на ремонт которого фашистская администрация потратила целый год. В Днепропетровске систематически проводились диверсии на заводах имени Артёма, имени Дзержинского, паровозоремонтном, на железнодорожной станции и других объектах. Самоотверженно действовали горняки-подпольщики Донецкого и Криворожского бассейнов, металлурги Краматорска, Запорожья и других городов. Несмотря на все старания, гитлеровцам так и не удалось восстановить крупные заводы, рудники и шахты богатейшего промышленного района Украины.

Активно боролись и подпольщики других городов и насеченных пунктов оккупированной территории Советского Союза.

Важнейшей задачей подпольщиков оставалась политическая работа в массах. Упрочение связей подпольных организации и групп с партийными органами облегчало проведение этой работы. Они стали получать из партизанских формирований газеты, листовки и другие пропагандистские материалы, информировали население о положении на фронте и в советском тылу, о международной обстановке, о выдвигавшихся партией задачах всенародной борьбы в тылу врага.

Одним из направлений деятельности подло чья являлась помощь партизанским формированиям. Подпольщики переправляли в отряды патриотов, стремившихся с оружием в руках сражаться с захватчиками, похищали со складов противника и передавали партизанам оружие, боеприпасы и медикаменты.

Подпольщики непрерывно проводили разведывательную работу. По их данным советская авиация наносила удары по вражеским объектам. Советское командование предупреждалось об изменениях в дислокации войск, штабов и учреждений противника. Вот только одно из донесений смоленского подпольного центра командованию 4-й ударной армии в июне 1942 г.

«Гарнизон Смоленска – 10–12 тысяч. Штаб фронта – бывший областной пионерский лагерь. Штаб гарнизона – в здании электротехникума. Швейная фабрика – склад авиамоторов. Нефтебаза – склад горючего. Площадка у железнодорожного клуба имени Андреева – 45 тяжелых орудий. В здании средней школы Колодни – офицерская школа – 240 человек.

Немцы усиленно строят вокруг Смоленска линию обороны. Установлены новые зенитные батареи в Семичевке, Вишенках, на Рачевке. На территории бывшего военного городка танковой бригады – крупный склад боеприпасов. Лежат в штабелях, укрытых сверху маскировочными щитами. Штабеля замаскированы под поселок. Здесь наши еще ни разу не бомбили. С июня усилилось движение по железной дороге Орша – Смоленск – Вязьма. Отмечены два эшелона с танками, окрашенными в цвета пустыни, эшелоны с вездеходами. Солдаты говорят, что их готовили на пополнение Роммелю в Африку, а бросили на восток».

В 1942 г. получила дальнейшее развитие такая чрезвычайно важная форма борьбы в тылу врага, как массовое сопротивление невооруженного населения. Под руководством партийных органов оно приобрело к осени невиданный в истории размах, охватило многомиллионные массы советских граждан. Сопротивление проявлялось в виде саботажа, срыва политических и экономических мероприятий оккупантов, укрытия от врага социалистической и личной собственности, продовольствия и сырья, организации помощи партизанам, подпольщикам и воинам Советской армии и отличалось высокой политической сознательностью и целеустремленностью.

Гитлеровцы намеревались развернуть на оккупированной советской территории производство некоторых видов вооружения и боеприпасов, а также организовать ремонт техники и транспортных средств. Особое значение они придавали восстановлению промышленности Украины (прежде всего таких индустриальных районов, как Донбасс, Запорожье, Криворожье, Днепропетровщина и т. д.), предприятий Минска, Риги, Таллина, Каунаса и других промышленных городов и районов. Гитлер требовал уже в 1942 г. восстановить Донбасс и организовать там военное производство. Однако оккупанты повсюду сталкивались с той или иной формой саботажа ремонтно-восстановительных и эксплуатационных работ. Так, немецкий управляющий металлургическим заводом в Днепродзержинске в ноябре доносил в Берлин: «Это был огромный завод. Мы не смогли его восстановить. Теперь производим в месяц 80 бричек, 1500 напильников, 80 тысяч костылей для рельсов... Большевики дали новому поколению очень хорошее школьное образование... С ними трудно сговориться. Работа проводится под большим давлением».

Оккупанты создали специальную организацию для восстановления угольных шахт Донбасса. Но советские патриоты сорвали расчеты захватчиков. Например, из многочисленных предприятий бывшего треста «Первомайскуголь» было восстановлено только 15 мелких шахт. В течение пяти месяцев 1942 г. на них было получено лишь 2,3 процента угля по сравнению с довоенной добычей за такое же время.

Поистине героический подвиг совершили советские патриоты, спасшие от гитлеровцев майкопскую нефть. Оккупанты не смогли восстановить ни одной из 400 скважин, расположенных в районе Хадыженской, потому что патриоты умело саботировали выполнение всех заданий оккупантов, укрывали различные детали и части оборудования. Когда Хадыженская была освобождена, рабочие быстро разыскали спрятанные инструменты и детали станков, в течение трех дней восстановили мастерскую по ремонту оборудования и вскоре снова стали давать нефть Родине.

Не менее упорная борьба против оккупантов велась и в сельской местности. Крестьяне повсеместно оказывали сопротивление насаждению общинно-крепостнических порядков, срывали сельскохозяйственные поставки, прятали ценный инвентарь и механизмы, саботировали заготовительные работы, особенно при уборке урожая, уничтожали продукты сельского хозяйства, подготовленные немецко-фашистскими захватчиками к отправке в Германию.

В июле в ряде районов Сталинской (ныне Донецкая) области крестьянами был сорван почти наполовину план сдачи фашистским заготовительным органам молока. Поставка яиц в целом по области за второй и третий кварталы составила всего 25 процентов плана. В селах Коростышевского района Житомирской области в результате пропагандистской работы подпольщиков крестьяне уничтожили часть сельскохозяйственных машин, затянули уборку и молотьбу, спрятали 60 процентов собранного зерна и почти 7 тыс. тонн зерна привели в негодность. К 30 сентября на Брянщине фашистский план зернопоставок по Брасовскому и Дмитровскому районам был выполнен лишь на одну четверть. Местная фашистская газета в связи с этим писала, что крестьяне прячут хлеб в ямах, гноят продукты в земле, но не желают сдавать их оккупационным властям. В Днепропетровской области в результате организованного саботажа крестьян 50 процентов посевной площади не было засеяно, уборка урожая затягивалась, при обмолоте большая часть зерна спускалась в полову, неправильно использовалась тягловая сила, запутывался учет. В Орджоникидзевском крае удалось отбить у гитлеровцев и сохранить 349 тракторов, 82 435 голов крупного рогатого скота, более 411 400 овец, около 5900 лошадей. В 12 районах Краснодарского края удалось сохранить до прихода Советской армии необмолоченной пшеницы более чем с 40 тыс. гектаров.

Советские люди решительно боролись против «нового порядка», против органов оккупационной администрации, сопротивлялись политическим мероприятиям врага. Они не верили фашистской пропаганде. Стараясь избежать унижений и репрессий, население стремилось уйти из городов в сельскую местность. Многие переселялись в партизанские края и зоны. Массовым с 1942 г. стал уход в леса, особенно в Белоруссии, Ленинградской, Калининской, Смоленской, Орловской областях, в лесных и лесостепных районах Украины. Население Северного Кавказа уходило в горы.

Саботаж населения местами переходил в массовые выступления против гитлеровцев. Одно из них вспыхнуло весной 1942 г. в Орловской области, создав благоприятные условия для образования Брянского партизанского края. Опорой жителей края явились объединенные партизанские формирования под командованием Д. В. Емлютина. «Немцы со всех сторон пытаются выбить нас из населенных пунктов и загнать в лес, – сообщал на Большую землю в мае 1942 г. Д. В. Емлютин. – Держимся изо всех сил, все население восстало против этих зверей, фашистов...»

Оказывая сопротивление врагу, срывая его политические и экономические мероприятия, население в то же время активно помогало партизанам, подпольщикам и воинам Советской армии. Помощь партизанам была тем связующим звеном, которое наиболее тесно объединяло их с местным населением в общей борьбе против немецко-фашистских захватчиков.

Жители Дорогобужского района Смоленской области весной 1942 г. передали партизанам 50 тонн ржи, 33 тонны овса, 4,4 тонны ячменя, 4 тонны пшеницы, 2,1 тонны гречихи, 1,4 тонны гороха, 65 тонн картофеля, 27 тонн мяса, 28 тонн сена, более 32 тонн соломы. С февраля до середины лета жители района обеспечивали продовольствием свыше 15 тыс. воинов Советской армии и партизан, а также снабжали фуражом лошадей. Большое количество оружия и боеприпасов для партизан население собирало на полях сражений. На территории Белоруссии таким оружием было снабжено несколько десятков тысяч партизан. Население Сафоновского района Смоленской области весной 1942 г. передало партизанам около 3900 винтовок, 112 ручных и 46 станковых пулеметов и различное военное снаряжение, собранное на местах прежних боев.

Из ряда оккупированных областей переправлялись через линию фронта в советский тыл скот и продовольствие. Трудящиеся Слободского и других соседних районов Смоленской области, например, смогли передать через линию фронта более 300 голов крупного рогатого скота, 60 тонн продовольствия, свыше 200 тонн фуража, 150 лошадей. Через «Суражские ворота» с оккупированной территории в ряды Советской армии пришли 25 тыс. человек призывного возраста.

* * *

Коммунистической партии принадлежит величайшая заслуга в том, что она своевременно поддержала и развила инициативу советских людей, развернувших активную борьбу в тылу врага, правильно определила задачи партизанского движения, нашла нужные формы организации народных масс, указала средства и способы борьбы с немецко-фашистскими оккупантами. Л. И. Брежнев говорил: «Ярким проявлением советского патриотизма было массовое партизанское движение, охватившее всю оккупированную врагом территорию».

Лето и осень 1942 г. характеризуются дальнейшим развитием борьбы советского народа в тылу врага. Была создана надежная система централизованного партийного и военного руководства этой борьбой. В результате она окрепла в военно-организационном и в политическом отношении, стала проводиться с учетом интересов и задач Советских Вооруженных Сил. От налетов на небольшие гарнизоны и мелкие подразделения фашистов в начальный период развития партизанского движения центр тяжести боевых действий партизанских формирований в это время переместился на коммуникации противника. Они дезорганизовывали работу его тыловых органов и объектов, расширяли и создавали новые партизанские края и зоны.

Значительно активизировалась деятельность подпольщиков.

В общем размахе всенародной борьбы в тылу врага заметное место занимало сопротивление невооруженного населения, которое саботировало политические и экономические мероприятия немецко-фашистских оккупантов и в то же время активно помогало партизанам и подпольщикам в их борьбе с врагом.

Результаты действий партизан и подпольщиков, упорное и повсеместное сопротивление населения явились существенной помощью Советским Вооруженным Силам в их борьбе с немецко-фашистским вермахтом за создание коренного перелома в ходе войны.

 



© 2017  КВЦ «Сокольники»
   |   
Куратор проекта:
Ревенко Павел
Тел.: 8 (495) 995–05–95

 

   |       |   
Международная выставка каллиграфии
   |   
Современный музей каллиграфии