Хроника войны:

1944. Борьба советского народа в тылу врага в зимне-весенний период

Борьба советского народа в тылу врага в зимне-весенний период 1944 г.

Деятельность Коммунистической партии по развитию всенародной борьбы на оккупированной территории

Коммунистическая партия, проводя огромную разностороннюю работу по организации и осуществлению зимне-весеннего наступления Советских Вооруженных Сил, одновременно уделяла постоянное внимание руководству всенародной борьбой на временно оккупированной территории страны. Благодаря организационным и политическим мероприятиям партии и правительства произошло дальнейшее увеличение размаха партизанской войны, еще больше активизировалась деятельность подполья, усилилось массовое сопротивление народа оккупационным властям. Героической борьбой в тылу врага советские патриоты внесли достойный вклад в достижение военно-политических целей зимне-весеннего наступления.

Большой подъем политической и боевой активности советских людей за линией фронта вызвали победы, одержанные Вооруженными Силами СССР летом и осенью 1943 г. Росли ряды партизан и подпольщиков. Несмотря на то что в это время крупные партизанские силы, действовавшие на территории Смоленской, Курской, Орловской, части Калининской областей, а также в восточных районах Белоруссии и Украины, соединились с регулярными войсками, в начале 1944 г. в тылу врага продолжали сражаться более 250 тыс. партизан. Их состав ярко отражал всенародный характер борьбы против оккупантов. По данным Центрального штаба партизанского движения (ЦШПД), среди партизан было 30 процентов рабочих, около 41 – колхозников и свыше 29 – служащих. Почти десятую часть партизан составляли женщины. В партизанских формированиях находились представители всех национальностей СССР. Тысячи советских патриотов входили в подпольные организации и группы. Партизанам и подпольщикам помогало бороться с врагом все население оккупированных районов.

К началу года в Мурманской области и в Карелии действовали 18 отрядов общей численностью более 1,5 тыс. человек. Они базировались на территории, занимаемой советскими войсками, и периодически выходили в тыл врага для выполнения боевых заданий. В тылу группы армий «Север» сражались 13 бригад и несколько отдельных отрядов ленинградских, часть бригад калининских партизан, а также партизанские формирования, действовавшие на территории Эстонии и Латвии. Их общая численность превышала 43 тыс. человек.

Самая крупная группировка партизан – свыше 150 тыс. бойцов – находилась в тылу немецко-фашистской группы армий «Центр», в южной части Калининской области, в Белоруссии и Литве. Ее основные силы дислоцировались в районах Опочка, Себеж, Идрица; Ушачи, Лепель, Бегомль; Кличев, Березино; юго-западнее Вильнюса и в Полесье. 15 партизанских бригад и один полк этой группировки (более 17 тыс. бойцов) под общим руководством Героя Советского Союза В. Е. Лобанка действовали в северо-западной части Витебской области на территории 3,2 тыс. кв. км, где находилось 1220 населенных пунктов и проживало более 80 тыс. человек. Более 6 тыс. кв. км территории восточной части Минской области контролировались несколькими партизанскими бригадами под общим руководством Героя Советского Союза Р. Н. Мачульского. Белорусские партизаны удерживали также многие районы Могилевской, южной части Минской, Полесской, Пинской, Барановичской и Брестской областей.

На оккупированной части Украины, в Молдавии и в Крыму, в тылу групп армий «Юг» и «А», сражались около 50 тыс. партизан. Украинские партизаны держали под контролем значительную территорию на севере Житомирской области.

Существование в тылу врага районов, где люди продолжали жить по советским законам, имело большое политическое, военное и экономическое значение. Оно свидетельствовало о силе и жизненности советской власти, социалистического строя, вдохновляло советских людей, находившихся во вражеском тылу, на борьбу с оккупантами. Эти районы служили базами снабжения партизанских отрядов. Отсюда партизаны отправлялись на выполнение боевых заданий.

Непосредственной опорой партизанских сил были их резервы – отряды самообороны, самоохраны и другие. На контролируемых партизанами территориях они охраняли населенные пункты, информировали о появлении карателей или вражеских войск, помогали обезвреживать шпионов, провокаторов и изменников. Резервы, являясь главным источником пополнения партизанских формирований, нередко привлекались к участию в боевых операциях.

Центральный комитет партии, ГКО и СНК СССР, требуя от партийных и советских органов использовать мощный подъем активности народных масс в тылу оккупантов в целях содействия быстрейшему изгнанию врага из пределов Родины, проводили политические и организационные мероприятия, направленные на дальнейшее развитие всенародного партизанского движения, более тесного взаимодействия его с войсками. В Постановлении СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 1 января 1944 г. о ближайших задачах Совнаркома БССР и ЦК КП(б) Белоруссии перед партийными и государственными органами республики ставилась задача: продолжать на захваченной врагом территории работу по раздуванию всенародного партизанского движения, по активизации партизанской борьбы и дезорганизации тыла противника, по усилению помощи наступающей Красной армии, по спасению населения от истребления и угона в рабство, по сохранению населенных пунктов от сожжения немецкими захватчиками. Это постановление стало боевой программой деятельности и для ЦК компартий тех союзных республик, территории которых продолжал еще оккупировать враг, а также для Ленинградского, Калининского и Крымского обкомов ВКП(б).

Решающую роль в повышении организованности и боеспособности партизанских формирований, в развитии массового сопротивления захватчикам играли подпольные партийные и комсомольские организации. В декабре 1943 г. работали 19 областных, 21 уездный и окружной, 180 межрайонных, районных и городских, а в Литве – ряд волостных партийных комитетов. Кроме того, действовали многие сотни первичных партийных и комсомольских организаций, возглавляемых опытными руководителями, закаленными в борьбе с оккупантами и пользовавшимися доверием у коммунистов и беспартийных.

Центральный комитет ВКП(б), ЦК компартий союзных республик и обкомы уделяли неослабное внимание укреплению подпольных партийных и комсомольских организаций, повышению их активности. Создавались новые партийные комитеты и первичные организации, росли кадры руководителей подполья, расширялся его актив, укреплялась связь с массами. В январе 1944 г. был образован подпольный окружком партии, который возглавил руководство народным восстанием в Батецком, Лужском, Плюсском, Солецком, Струго-Красненском районах Ленинградской области. Он координировал и направлял политическую и боевую деятельность партизанских бригад, а на освобожденной территории восстанавливал органы советской власти. В первой половине года три новых подпольных райкома партии образовались в Карело-Финской ССР, один уездный комитет – в Латвии. 6 января Бюро ЦК компартии Литвы решило создать на территории республики два подпольных обкома с предоставлением им широких полномочий. От имени ЦК им разрешалось издавать газеты, печатать листовки и обращения к населению, создавать уездные, волостные партийные комитеты и первичные организации. ЦК КП(б) Белоруссии и подпольные обкомы республики организовали в течение зимы и весны на территории ее западных областей 10 подпольных райкомов, межрайком и горком партии. Состояние партийного и комсомольского подполья постоянно находилось в поле зрения ЦК компартий Украины, Молдавии и Крымского обкома. Так, бюро Крымского обкома 29 января, 11 февраля и 3 марта обсуждало вопрос о состоянии партийных организаций в партизанских формированиях и приняло решение для их укрепления послать в тыл врага большую группу ответственных партийных работников, в том числе вторых секретарей Судакского и Сакского райкомов партии, первого секретаря Севастопольского горкома комсомола и других.

При решении задач укрепления подполья, повышения боевой активности местных комитетов и первичных организаций большое значение придавалось их численному росту. Благодаря постоянной работе по отбору в партию лучших партизан и подпольщиков, проявивших себя в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками, состав партийных и комсомольских организаций расширялся. Например, в Вилейской области с ноября 1943 г. до марта 1944 г. численность коммунистов в первичных организациях возросла с 429 до 764 человек, в Барановичской с ноября по май – с 898 до 1586. В Каменец-Подольском партизанском соединении, которым командовал секретарь подпольного обкома С. А. Олексенко, с 5 декабря 1943 г. по 23 апреля 1944 г. было принято в члены ВКП(б) 46 человек и в кандидаты – 66. Партийные организации партизанских соединений Каменец-Подольской области с апреля 1943 г. по май 1944 г. выросли с 95 человек до 908. Партийная организация партизанской дивизии имени С. А. Ковпака увеличилась за полгода на 134 человека.

Боевыми помощниками коммунистов во вражеском тылу являлись комсомольцы. Только на Украине действовали 4 подпольных обкома и 16 подпольных райкомов ВЛКСМ. Комсомольцы составляли около 30 процентов всех партизан. Организации ВЛКСМ создавались в каждом отряде, они быстро пополнялись молодежью, проявившей себя в боях с оккупантами. Например, в партизанском соединении Житомирской области, которым командовал С. Ф. Маликов, с июля 1943 г. по май 1944 г. число комсомольцев увеличилось с 351 до 1106 человек. В партизанских соединениях Каменец-Подольской области в апреле 1943 г. насчитывалось 118 комсомольцев, в марте 1944 г. – 1544.

Укрепление подпольных партийных и комсомольских комитетов и первичных организаций способствовало повышению уровня партийного руководства борьбой народа в тылу врага и возрастанию боевой активности партизан и подпольщиков, усилению сопротивления местных жителей оккупационным властям, хотя обстановка, в которой приходилось действовать советским патриотам, характеризовалась расширением карательных операций против партизан и разгулом фашистского террора по отношению к мирному населению.

К началу 1944 г. на западном направлении линия фронта приблизилась к основным районам базирования партизанских группировок. На территории Калининской, Витебской, Могилевской, Полесской областей они оказались в оперативной и даже тактической зонах обороны противника. Германское командование имело возможность предпринимать против партизан более крупные операции, используя в них помимо полицейских и охранных формирований значительное количество соединений и частей регулярных войск.

В городах и других населенных пунктах находилось множество полицейских, жандармских, карательных, разведывательных и контрразведывательных учреждений, в том числе и изгнанных с территории, освобожденной Советской армией. Своеобразное уплотнение фашистской администрации в оккупированных еще районах повысило возможности полицейско-карательного аппарата в борьбе с советскими патриотами. Поэтому организовывать саботаж и срыв мероприятий оккупационных властей стало сложнее.

Но в то же время приближение линии фронта к основным группировкам партизан создало новые благоприятные условия для налаживания более тесной и регулярной связи военных советов, штабов и политорганов действующей армии с руководством партизанских формирований, для организации взаимодействия партизан с войсками. Фронтовое и армейское командования могли теперь оказывать партизанам необходимую материальную помощь, снабжать их оружием, боеприпасами, медикаментами и другим военным имуществом, чем ранее занимались главным образом Центральный и республиканские штабы партизанского движения.

В связи с изменениями в военно-политической обстановке были внесены изменения в систему руководства борьбой народа в тылу врага. Как известно, с мая 1942 г. оно осуществлялось Центральным штабом партизанского движения при Ставке Верховного Главнокомандования, а в республиках и областях центральными комитетами компартий союзных республик, обкомами ВКП(б) и соответствующими штабами партизанского движения. В ходе войны уточнялись функции этих органов и их компетенция. К 1944 г. непосредственная организация боевой и диверсионной деятельности партизан и подпольщиков осуществлялась главным образом ЦК компартий союзных республик, обкомами и подчиненными им партизанскими штабами. Последние имели свои представительства в действующих фронтах и через них координировали действия партизан с регулярными войсками. Местные партийные органы и партизанские штабы накопили опыт руководства борьбой масс в тылу врага. Поэтому необходимость в дальнейшей деятельности ЦШПД, который выполнил задачу по созданию системы управления и организационному укреплению партизанского движения, отпала. Постановлением ГКО от 13 января он был расформирован. Руководство всенародной борьбой в тылу врага отныне полностью возлагалось на ЦК компартий Украины, Белоруссии, Литвы, Латвии, Эстонии, Карело-Финской ССР, на Ленинградский, Калининский и Крымский обкомы ВКП(б) и соответствующие штабы партизанского движения. Последним должны были оказывать помощь в обеспечении партизанских отрядов боеприпасами и взрывчатыми веществами военные советы фронтов.

Выполняя постановление ГКО, ЦК компартий союзных республик и обкомы приняли меры по расширению масштабов и повышению эффективности всенародной борьбы с оккупантами, и особенно боевых действий партизанских формирований. С этой целью главное внимание обращалось на развертывание массово-политической работы среди населения и партизан. Благодаря росту квалификации пропагандистских кадров, приобретению ими большого опыта работы в условиях вражеского тыла повысились идейно-политический уровень и эффективность пропаганды и агитации: они стали более конкретными и доходчивыми. Пропагандисты и агитаторы несли народу идеи ленинской партии, слова большевистской правды, мобилизуя население на борьбу с немецко-фашистскими захватчиками.

В политической работе широко использовались устная пропаганда и агитация, печать, радио. Там, где позволяла обстановка, проводились собрания и митинги, коллективные чтения сводок Совинформбюро, газет, журналов и писем с неоккупированной территории. Большое распространение получили доклады на актуальные темы для массовой аудитории, семинары и конференции для партийно-комсомольского актива. Особую трудность представляла работа в городах и населенных пунктах, где размещались вражеские гарнизоны. Условия вынуждали ограничиваться там проведением индивидуальных или групповых бесед, что требовало исключительной осторожности, дисциплинированности и организованности в постановке конспиративной работы.

Населению и партизанам разъяснялось историческое значение побед Советских Вооруженных Сил. Агитаторы и пропагандисты систематически информировали их об успешном ходе боевых действий под Ленинградом и Новгородом, на Правобережной Украине и в Крыму, о достижениях советского тыла, международном положении СССР.

На временно захваченную врагом советскую территорию забрасывалось значительно больше газет, журналов и листовок, чем в предыдущем году. Этому способствовало не только приближение линии фронта к партизанским районам, но и подготовка необходимого количества аэродромов и площадок для приема грузов, сбрасываемых с парашютами. Подпольные партийные органы и партизанские формирования регулярно получали по воздуху «Правду», «Известия», «Комсомольскую правду», «Красную звезду», республиканские и областные газеты, в том числе специально издававшиеся для партизан и населения оккупированной территории – «За Радянську Украiну», «Савецкая Беларусь», «Тиеса» («Правда») на литовском языке, «Ленинградский партизан» и другие. Во вражеский тыл доставлялись партийные журналы и массово-политическая литература. Много газет и листовок печаталось на оккупированной территории.

Развертывание массово-политической работы принесло свои плоды. Тысячи советских патриотов пополнили ряды партизан и подпольщиков, число которых быстро увеличивалось, особенно в правобережных областях Украины, в Белоруссии, республиках Прибалтики и в Молдавии. На оккупированной территории Украины и Белоруссии за первую половину года в партизанские отряды вступило около 95 тыс. человек, было заново сформировано 19 бригад и 260 отрядов и групп. В Латвии численность партизан в 1944 г. увеличилась в 3 раза, в Эстонии – в 5 раз.

Центральные комитеты КП(б) Украины и Белоруссии, развертывая работу по укреплению партизанского движения, обращали особое внимание на западные области. Туда передислоцировались многие отряды партизан, действовавшие в Житомирской, Винницкой, Могилевской Витебской и Минской областях. Помимо этого в западную часть Украины забрасывались небольшие организаторские группы, которые становились ядром создаваемых за счет местного населения крупных формирований. Например, группа в 19 человек во главе с Героем Советского Союза А. В. Тканко, выброшенная в конце мая у горы Полонина-Руна (40 км северо-восточнее Ужгорода), в последующем превратилась в партизанское соединение, насчитывавшее свыше 800 человек. Политическая работа в массах способствовала увеличению численности и активизации подпольных антифашистских организаций и групп, в которые входили советские патриоты различного социального положения, разных профессий, коммунисты и беспартийные, молодежь и старики, мужчины и женщины. Только в Вилейской области Белорусской ССР к началу марта имелось 316 таких организаций и групп, они объединяли 1776 человек. Такие организации и группы действовали и в других областях оккупированной территории.

Буржуазные историки пытаются отрицать всенародный характер борьбы в тылу фашистских войск, действовавших на советско-германском фронте, распространяют версии, будто партизанское движение насаждалось насильственно сверху и советское население «принуждали» бороться против оккупационного режима. Факты начисто отвергают эти версии.

Рост рядов нелегальных партийных и комсомольских организаций, действовавших в условиях жестокого оккупационного режима, вступление десятков и сотен тысяч советских людей в партизанские отряды, все увеличивавшееся количество антифашистских групп, активное сопротивление врагу со стороны городского и сельского населения – все это свидетельствует о подлинно массовом всенародном характере борьбы против немецко-фашистских захватчиков, посягнувших на свободу и независимость Советской страны.

Советские люди включились в эту борьбу, движимые горячей любовью к социалистической Родине, желанием помочь Советским Вооруженным Силам скорее разгромить ненавистного врага. Вдохновителем и организатором борьбы советских людей в тылу врага была Коммунистическая партия. Центральный комитет партии, местные партийные органы, партийные организации оказывали всевозможную помощь партизанским формированиям и подпольщикам, координировали их деятельность, направляли ее на оказание помощи действующей армии в разгроме противника, что повышало эффективность действий партизан, подпольщиков и всего населения оккупированных областей.

ЦК компартий республик и областные комитеты, партизанские штабы и партийные организации постоянно вели работу по повышению боеспособности партизанских формирований. Большое внимание уделялось укомплектованию вновь созданных отрядов и бригад руководящими кадрами. На командные и политические должности выдвигались люди, которые завоевали авторитет и показали себя хорошими организаторами и руководителями в боевых действиях.

В партизанских соединениях новое пополнение в короткие сроки обучалось владеть оружием, осваивало подрывное дело и тактику боевых действий. На партийных собраниях всесторонне и глубоко анализировались проведенные бои, обобщался опыт ведения партизанской борьбы, вскрывались упущения и недостатки, намечались конкретные меры по их устранению. Первичные парторганизации являлись инициаторами создания среди пополнения специальных групп по изучению оружия, минно-подрывной и другой боевой техники, встреч новичков с опытными партизанами, которые рассказывали и практически показывали, как нужно действовать в разведке, производить диверсии, налеты, устраивать засады.

Командующие, военные советы, штабы и политорганы действующей армии усилили помощь партизанским формированиям оружием, боеприпасами, взрывчаткой, медикаментами, средствами связи и другим имуществом из ресурсов фронтов. Вместе с военными грузами авиация фронтов доставляла в тыл врага газеты, журналы, массово-политическую литературу, листовки, обращения, воззвания, которые оперативно распространялись партизанами среди населения.

Важные задачи по снабжению партизан, вывозу на Большую землю больных и раненых, детей, женщин и стариков возлагались на авиацию – гражданскую, фронтовую и дальнего действия. Прорываясь сквозь зенитный огонь вражеской противовоздушной обороны, в плохую погоду, когда фашистские истребители не рисковали подняться в воздух, приземляясь и взлетая с необорудованных аэродромов, летчики с честью выполняли боевой долг. В первой половине года в партизанские отряды и соединения, действовавшие в Латвии, Белоруссии и на Украине, было переброшено по воздуху свыше 1400 тонн грузов. 13-й отдельный полк Гражданского воздушного флота с 12 января по 13 июля совершил 919 самолето-вылетов в расположение калининских партизан, доставив им 145 тонн всевозможных грузов, в том числе 18 тонн тола, более 6 тыс. гранат, 1328 винтовок, 381 автомат, 146 пулеметов, медикаменты, соль, обмундирование. Обратными рейсами было вывезено 470 тяжелобольных и раненых партизан, 1571 ребенок, 93 матери с грудными детьми. Только за две ночи – на 13 и на 14 января – бригадам ленинградских партизан авиация доставила 446 винтовок, 120 карабинов, свыше 200 автоматов, 6 минометов, 3 противотанковых ружья, около 2800 кг тола, около 500 гранат, свыше 2400 мин, 10 630 капсюлей, много комплектов радиопитания, полушубков, медикаментов, продовольствия и другого имущества.

Проведенные мероприятия по организационному укреплению партийного подполья, совершенствованию партийно-политической работы, улучшению материально-технического снабжения партизан способствовали дальнейшему подъему всенародной борьбы в тылу врага. Возросли боевые возможности партизанских отрядов и бригад, что позволило им выполнять более ответственные задачи по оказанию помощи наступавшим регулярным войскам.

Взаимодействие партизан с Советской армией

Характерной чертой боевой деятельности партизан в зимне-весенний период 1944 г. стало их более тесное взаимодействие с наступавшими регулярными войсками.

Партизаны и подпольщики активно участвовали во всех крупных наступательных операциях Советских Вооруженных Сил. Во время боев под Ленинградом и Новгородом ленинградские, эстонские и часть калининских партизан наносили удары по тылам немецко-фашистской группы армий «Север». Украинские, молдавские и крымские партизаны помогали освобождать Правобережную Украину и Крым. Партизаны Белоруссии, Литвы, Латвии и Калининской области РСФСР разрушали коммуникации противника на западном направлении и этим затрудняли противнику маневр силами и средствами вдоль линии фронта и из глубины.

Ставка Верховного Главнокомандования при планировании и организации операций определяла задачи и для партизан. ЦК компартий союзных республик и обкомы ставили конкретные боевые задачи перед партизанскими формированиями, предварительно согласовав их с военными советами фронтов и армий.

Основные усилия партизан направлялись на оказание максимального содействия наступавшим войскам. С этой целью велась разведка, нарушалась работа тыла врага: патриоты срывали перевозки противника, разрушали линии связи, уничтожали склады и базы, нападали на вражеские колонны и обозы, наносили удары по штабам и аэродромам, гарнизонам и комендатурам. Важное место занимали действия партизан по спасению населения от угона в фашистскую Германию и народного имущества от разграбления и уничтожения.

Боевые задачи партизанским формированиям определялись обычно на довольно продолжительное время, охватывавшее подготовку и ведение наступательных операций, а иногда выходившее за эти рамки. Так, в процессе подготовки наступления под Ленинградом и Новгородом Ленинградский штаб партизанского движения – начальник штаба М. Н. Никитин – поставил подчиненным отрядам и бригадам задачу: парализовать перевозки противника на железных, шоссейных и грунтовых дорогах, шедших в западном, юго-западном и южном направлениях от Ленинграда. Каждой бригаде отводились определенные участки дорог и районы. При подготовке наступления войск на Правобережной Украине ЦК КП(б)У утвердил план боевых действий партизанских формирований на январь – март, в соответствии с которым республиканский штаб партизанского движения – начальник штаба Т. А. Строкач – направил директивы соединениям и отдельным отрядам, определявшие их боевые задачи. В Крымской операции партизаны Крыма – начальник штаба В. С. Булатов – должны были активными действиями дезорганизовать работу транспорта в тылу врага, брать под защиту население и народное имущество.

Благоприятные условия, созданные ходом военных действий, определили дальнейшее развитие оперативного и тактического взаимодействия партизанских формирований с частями и соединениями Советской армии. Планирование боевых действий партизан стало более конкретным и целенаправленным благодаря использованию накопленного опыта, наличию необходимых средств связи, что позволило оперативно руководить партизанскими формированиями. В начале 1944 г. из 1156 отрядов, состоявших на учете Центрального штаба партизанского движения, 1131 имел радиосвязь либо со штабами бригад, либо со штабами партизанского движения республик и областей, либо с их представительствами при фронтах.

Планированием боевых действий и организацией взаимодействия партизан с войсками занимались республиканские и областные штабы партизанского движения, их оперативные группы или представительства при фронтах и армиях, державшие тесную связь с военными советами и штабами фронтов и армий. Например, Ленинградский штаб партизанского движения имел оперативные группы на Ленинградском, Волховском и 2-м Прибалтийском фронтах. При последнем также находилось представительство от Калининского штаба партизанского движения – начальник штаба С. Г. Соколов. Белорусский партизанский штаб – начальник штаба П. З. Калинин – располагал такими группами на 1-м Прибалтийском, Западном и 1-м Белорусском фронтах. При военных советах и штабах 2, 3 и 4-го Украинских фронтов были представительства Украинского штаба. Взаимодействие партизан с войсками 1-го Украинского фронта осуществлялось непосредственно республиканским партизанским штабом.

Главная забота республиканских и областных штабов, их представительств или оперативных групп заключалась в максимально эффективном использовании партизанских сил в интересах операций, проводимых войсками. Как правило, действия партизан и войск увязывались по цели, месту и времени. Иногда это отражалось в специальных таблицах взаимодействия, в которых на каждый день операции указывались задачи как регулярных войск, так и партизан.

Республиканские и областные штабы, их представительства и оперативные группы принимали все меры к тому, чтобы своевременно довести боевые задачи и порядок взаимодействия до партизанских соединений и отрядов, в основном посредством радио. Часто в тыл врага с заданиями областных и республиканских штабов вылетали ответственные работники оперативных групп и представительств и на месте помогали командованию соединений и отрядов организовывать боевые диверсионные действия в соответствии с планами операций войск.

Важной обязанностью партизан и подпольщиков было ведение разведки, задачи на которую ставили перед ними Советское Верховное Главнокомандование, командования фронтов, армий и соединений. Например, командование Ленинградского и Волховского фронтов при подготовке наступательной операции на северо-западном направлении дало задание Ленинградскому штабу партизанского движения уточнить данные о вражеских силах и средствах, их группировке, установить места расположения баз, складов, аэродромов, штабов, узлов связи, выяснить наличие у противника в тактической и оперативной глубине оборонительных рубежей, в частности по рекам Оредеж, Луга, Нарва, Плюсса, и степень их инженерного оборудования, систему оборонительных сооружений вокруг городов Кингисепп, Луга, Гдов, Сланцы, Новгород, Батецкий, Уторгош, Сольцы, Шимск и других.

В ходе развития операций партизаны получали дополнительные задания по разведке. В марте при наступлении на Правобережной Украине республиканский штаб партизанского движения получил указание установить, какие войска немецко-фашистское командование сосредоточило в районе городов Владимир-Волынский, Рава-Русская, Львов и Перемышль; нумерацию их частей и соединений, их боеспособность, возраст и национальность личного состава, места расположения высших штабов, фамилии командиров, задачи, выполняемые этими войсками, и т. д. Требовалось также выяснить, по каким грунтовым и железным дорогам Восточной Польши, когда и в каком направлении противник производит переброску войск и техники и где они концентрируются.

Через свою агентуру, путем организации наблюдения партизанам и подпольщикам удавалось фиксировать значительную часть передвижений соединений противника, узнавать места расположения высших штабов, фамилии командиров и т. д. В декабре 1943 г., когда готовилось наступление против группы армий «Север», партизаны доложили командованию о начале переброски противником живой силы и боевой техники из-под Ленинграда к Полоцку, Витебску, Бобруйску и Виннице. В то же время от белорусских партизан поступили сообщения о передислокации немецких частей из Могилева в район севернее Витебска, а оттуда – в район Ковеля. Они же установили прибытие в район Идрицы пехотной дивизии, а также ввод в первую линию из резерва 252-й пехотной и 391-й учебной дивизий. Партизаны доносили и о переброске на советско-германский фронт соединений из Италии и Западной Европы. От них были получены сведения о передислокации оккупационных венгерских дивизий. Важные сведения поступили от партизанских разведчиков о расположении соединений 2-й немецкой полевой армии.

Фашистам почти не удавалось скрыть от партизанской разведки, а следовательно, и от советского командования перегруппировку своих войск. Только украинские партизаны в 1944 г. 61 раз сообщали командованию о концентрации в том или ином районе вражеских войск, 225 раз – о перегруппировках противника, 374 – о местонахождении его штабов и численности гарнизонов в городах и населенных пунктах. Белорусские партизаны и подпольщики зафиксировали в первом полугодии 21 397 эшелонов врага, прошедших по железным дорогам республики. При этом устанавливались не только направления перевозок, но и характер грузов, численность и род перевозимых войск. На шоссейных и грунтовых дорогах была отмечена переброска 1360 танков, 351 бронемашины и большого количества грузовых и легковых автомашин.

Советское командование регулярно получало сведения о противовоздушной обороне противника вокруг больших городов, узлов дорог, складов, аэродромов и других важных объектов. В этих сведениях особенно нуждалась авиация, наносившая по ним мощные бомбовые удары. Большую ценность представляли разведывательные данные о вражеской обороне, ее инженерном оборудовании и системе огня. Они учитывались как при планировании и подготовке наступательных операций, так и в ходе боевых действий фронтов и армий.

Партизанские разведчики сообщили весьма важные сведения о строительстве противником оборонительного рубежа по западному берегу реки Нарва, Чудского и Псковского озер, реки Великая и на восточной границе Латвии, а также промежуточных рубежей по Оредежу и Луге, об их оборудовании в инженерном отношении и о системе огня. Поступила информация и об оборонительных укреплениях вокруг городов Нарва, Порхов, Дно и других. От украинских партизан и подпольщиков были получены данные о группировке противника и системе его обороны в районе Проскурова, о штабах, складах, аэродромах и оборонительных сооружениях в районах Староконстантинова, Красилова, Изяслава и железнодорожной линии Проскуров – Волочиск, о воинских частях противника, располагавшихся в районе Львова, в Луцке и окружающих этот город населенных пунктах, о возведении укреплений северо-восточнее Ковеля и вдоль шоссе Ковель – Брест и Ковель – Луцк.

Разведывательная деятельность партизан и подпольщиков высоко оценивалась Верховным Главнокомандованием и командованием фронтов и армий. В одном из документов Генерального штаба, направленном в разведотдел Украинского штаба партизанского движения, говорилось: «Разведывательные данные по армиям наших противников, получаемые от Вас, являются весьма ценными». Начальник штаба 3-го Украинского фронта генерал С. С. Бирюзов писал: «Ваши данные о переброске войск противника для нашего фронта имели большое значение...».

Существенную помощь в сборе сведений оказали разведчики органов государственной безопасности. Опираясь на подпольщиков и партизан, координируя с ними свою деятельность, они помогали партизанскому командованию усовершенствовать разведслужбу, выполняли ответственные задания по проникновению во вражеские разведцентры и штабы, добывали ценную информацию, осуществляли диверсии на особо важных объектах, занимались активной контрразведывательной работой, выявляя и парализуя замыслы фашистского командования и оккупационной администрации по борьбе с народным движением в тылу, наносили удары по карательным и разведывательным органам противника.

Одной из основных задач, которые решали партизаны и подпольщики в интересах Советской армии, являлась дезорганизация вражеского тыла и нарушение его коммуникаций. Важнейшим объектом для их боевых и диверсионных действий оставались железные дороги, поскольку противник перевозил по ним основную массу живой силы и техники. Нарушение работы железнодорожного транспорта тяжело сказывалось на общем состоянии вражеских перевозок. Основные усилия партизанских ударов сосредоточивались на тех участках дорог, где движение в сторону фронта было наиболее интенсивным. Особенно активно действовали народные мстители на железнодорожных линиях, сходившихся к таким крупным узлам, как Дно, Псков, Резекне, на северо-западном направлении; Полоцк, Молодечно, Орша, Минск, Барановичи, Брест, Лунинец – на западном; Ровно, Ковель, Шепетовка – на юго-западном и Джанкой – в Крыму.

Хотя боевая деятельность патриотов велась непрерывно, в периоды подготовки и осуществления крупных наступательных операций ее интенсивность резко повышалась. В дни, когда воины громили противника на флангах советско-германского фронта, партизаны особенно активно помогали им, нанося удары по вражеским тылам и коммуникациям. Партизаны действовали на всем протяжении советско-германского фронта, одновременно в разных районах. Это лишало врага возможности сосредоточить охранные части в наиболее важных местах, вынуждало его распылять силы. 1 января украинские партизаны нанесли удары по участкам железнодорожных линий Шепетовка – Новоград-Волынский, Шепетовка – Здолбунов, Шепетовка – Бердичев, а ленинградские – на дороге Нарва – Резекне. В последующие дни удары по вражеским коммуникациям продолжались со всевозраставшей силой. С 14 по 25 января ленинградские партизаны взорвали 34 железнодорожных моста, подорвали свыше 22 тыс. рельсов, разрушили около 30 км железнодорожного полотна и разгромили 11 станций и разъездов, при налетах на подобные объекты истребили много солдат и офицеров противника из охранных частей. Всего во время операции под Ленинградом и Новгородом партизаны уничтожили более 21,5 тыс. гитлеровцев, взорвали свыше 58 500 рельсов и около 300 мостов, пустили под откос 136 эшелонов врага, разрушили свыше 500 км телефонно-телеграфной связи, уничтожили 1620 автомашин и 28 складов.

Только за январь украинские партизаны организовали 145 крушений вражеских эшелонов, за февраль – 156, за март – 179. В результате проведенных ими диверсий за первое полугодие произошло 863 крушения, в том числе на таких важных коммуникациях, как Шепетовка – Здолбунов – 31, Ковель – Брест – 97, Ковель – Хелм – 45, Лунинец – Брест – 65. Свыше 670 эшелонов противника пустили под откос в январе белорусские партизаны. Удары по железным дорогам они наносили постоянно. С января по май диверсионные группы совершили на участках Минск – Брест – 757, Минск – Орша – 578, Минск – Бобруйск – 391, Барановичи – Лида – 236, Брест – Ковель – 116 различных боевых акций против вражеских эшелонов. Также активно действовали партизанские формирования Эстонии, Латвии, Литвы, Калининской области, Молдавии и Крыма.

Всего, по неполным данным, с января по июнь партизаны и подпольщики подорвали и пустили под откос свыше 4800 эшелонов противника. Была разрушена и повреждена значительная часть станционных сооружений и путевого хозяйства. Материальные потери, простои транспорта повлекли за собой резкое сокращение вражеских перевозок к фронту.

В результате в Белоруссии пропускная способность дорог составляла от 12 до 40 процентов. На участках Орша – Витебск и Орша – Могилев при пропускной способности дороги 72 пары поездов в сутки с января по июнь в среднем проходило только 9 пар. На участке Барановичи – Брест фашистам удавалось в среднем пропускать 13 пар при возможности 60 пар в сутки. Даже на такой важной для противника линии, как Минск – Орша, охране которой он уделял особенно большое внимание, проходило не более 22 пар поездов при пропускной способности дороги 84 пары.

Ощутимые удары наносили партизаны на шоссейных и грунтовых дорогах по обозам и колоннам противника, а также отдельным автомашинам и повозкам. Только белорусские партизаны в зимне-весенний период ежемесячно взрывали на дорогах в среднем более 100 мостов и подрывали до 1000 автомашин. На тысячах километрах разрушалась телеграфно-телефонная связь. Враг был вынужден осуществлять движение колонн и обозов преимущественно в дневное время под сильным конвоем. И даже в этих условиях фашистам часто приходилось вести тяжелые бои с партизанами, которые обрушивали удары из засад, устраиваемых на путях движения врага.

По заданию командования Советской армии в период наступления регулярных частей партизанские формирования своими силами захватывали в тылу противника населенные пункты, узлы дорог, переправы на водных рубежах и обороняли их до подхода советских войск, чем способствовали их успешному продвижению. Нередко вместе с регулярными войсками партизаны участвовали в боях за освобождение городов и населенных пунктов, отражали контратаки противника. Так, партизанский отряд ленинградской 9-й бригады совместно с частями 42-й армии Ленинградского фронта вел бои за Гдов. С 3 по 16 февраля 2-я бригада содействовала войскам этой армии в окружении и уничтожении 58-й пехотной дивизии противника в районе станции Плюсса. Оценивая роль партизанского соединения в этих боях, командир 168-й стрелковой дивизии генерал А. А. Егоров писал: «Примите привет и красноармейское спасибо за оказанную партизанами бригады боевую помощь от офицеров, сержантов и рядовых вверенной мне дивизии. Ваше содействие помогло частям Красной армии завершить разгром 58-й пехотной дивизии противника».

Партизаны Правобережной Украины и Крыма принимали непосредственное участие в боях за Луцк, Ровно, Одессу, Симферополь. Помогали регулярным войскам освобождать районные центры Березна, Высоцк, Владимерец, Домбровица Ровенской области, Изяслав, Ляховцы, Плужное, Славута, Ямполь Каменец-Подольской области, многие железнодорожные станции и другие населенные пункты. Оценивая роль украинских партизан в разгроме оккупантов на Правобережной Украине, командующий войсками 1-го Украинского фронта генерал Н. Ф. Ватутин писал: «Советские воины в своих операциях ощущали и ощущают большую непосредственную помощь партизанских соединений, которые нанесли гитлеровцам с тыла многочисленные сильные удары и прекрасно взаимодействовали с нашими войсками в боях за уничтожение крупных узлов обороны, за взятие городов, за разгром немцев на их укрепленных рубежах... Это – прежде всего яркое свидетельство боевой мощи партизан, их способности самостоятельно и вместе с частями Красной армии осуществлять серьезные, сложные и крупные по масштабам военные операции».

Партизаны и подпольщики наносили удары не только в тактической и оперативной зонах обороны противника, но и в его глубоком тылу. Наряду с местными формированиями там активно действовали рейдирующие соединения и отряды. Зимой и весной в районах и областях Западной Украины находились партизанские соединения, отряды и группы под командованием И. А. Артюхова, П. П. Вершигоры, В. А. Карасева, Г. В. Ковалева, Я. И. Мельника, М. И. Наумова, М. Я. Наделина, Н. А. Прокопюка, С. А. Санкова, Б. Г. Шангина, М. И. Шукаева, И. П. Яковлева и других. Они нападали на тылы и коммуникации противника, вели работу среди местного населения, вовлекая его в активную борьбу с оккупантами.

Рейды осуществлялись по заранее разработанным планам, утвержденным ЦК компартии Украины и республиканским штабом партизанского движения. В них определялись задачи, маршрут движения и конечный район. Вот как, например, была сформулирована задача ровенскому партизанскому соединению под командованием И.Ф. Федорова:

«В целях оказания помощи наступающим частям Красной армии, недопущения подвоза противником к линии фронта живой силы и техники, а также вывоза советских граждан, хлеба, заводского оборудования и других ценностей в Германию – приказываю:

1. Командиру соединения Федорову и комиссару Кизя с соединением в составе 8 отрядов, общей численностью 1460 человек, выйти на территорию Дрогобычской области в районе Борислава для развития и активизации партизанского движения.

2. Развернуть диверсионную и боевую деятельность в указанном районе: по линии железной дороги Стрый – Самбор и Стрый – Тухля, на шоссейной дороге Стрый – Самбор и Стрый – Климец.

3. Вести разведку противника в районе действий соединения.

4. При благоприятной обстановке дальнейшая задача – выйти в леса юго-западнее Станислава в район Быткова, разрушить нефтевышки в этом районе.

5. Соединению выступить 18 февраля 1944 г. и прибыть в район действия 15 марта 1944 г.

Командиру соединения ежедневно радировать в Украинский штаб партизанского движения о месте нахождения соединения и докладывать разведывательные данные».

Рейдировавшие соединения и отряды вели тяжелые и изнурительные бои, постоянно находились под угрозой воздействия превосходящих сил противника. Так, партизанская дивизия имени С. А. Ковпака, передвигаясь по территории Ровенской, Волынской, Львовской областей Украинской ССР, Люблинского и Варшавского воеводств Польши, Брестской, Пинской и Полесской областей Белоруссии, за три месяца прошла по вражеским тылам 2100 км, проведя 139 боев с противником. Украинское партизанское кавалерийское соединение под руководством М. И. Наумова за 45 дней рейда прошло по территории 35 районов Ровенской, Волынской, Львовской и Дрогобычской областей Украины и Люблинского воеводства Польши. В ходе рейда партизаны кроме нанесения противнику огромных потерь, дезорганизации его тыла проводили большую политико-массовую работу среди местного населения, что способствовало активизации борьбы народа в этих районах, росту численности партизан.

В особо трудных условиях оказывались соединения партизан при совершении рейдов по территории, где мало лесов. Там они быстро обнаруживались противником, который стягивал для их преследования части сухопутных войск и авиацию. Это приводило к тяжелым потерям, в ряде случаев вынуждало прекращать рейдирование и возвращаться в район прежней дислокации. Обобщая опыт январско-февральских рейдов, ЦК КП(б)У отмечал: «Опыт боевых действий крупных партизанских соединений в северных областях Украины полностью себя оправдал. Однако вошедшие во Львовскую, Дрогобычскую и Станиславскую области крупные партизанские соединения непрерывно преследовались противником вследствие наличия малого количества лесов и густой сети дорог в этих областях. В то же время отряды численностью в 150–200 человек без тяжелого вооружения и с небольшим обозом успешно выполняют поставленные задачи». В связи с этим в западные области республики стали посылать укомплектованные наиболее подготовленными партизанами и подпольщиками небольшие отряды и организаторские группы, которые в ходе рейда вырастали за счет пополнения местными патриотами и успешно выполняли свои боевые задачи в определенных для них районах.

Зимой и весной 1944 г. партизанам приходилось действовать в сложной обстановке. Немецко-фашистское командование усилило попытки ликвидировать партизанские отряды в своем тылу, предприняв ряд крупных операций, в которых одновременно с охранными и полицейскими частями участвовало большое количество регулярных войск и отборные части СС. В январе – марте калининские партизаны, находившиеся в южных районах области, 7 раз отражали наступление карателей. В течение января – февраля фашисты нанесли пять ударов по партизанским отрядам северо-западных районов Витебской области. Неоднократные карательные операции предпринимались против партизан Могилевской, Минской, Полесской, Барановичской и Брестской областей Белоруссии, а также против литовских, латышских и крымских партизан.

В январе ударам подверглись партизанские отряды Калининской области, которые базировались в районах Опочки, Себежа, Идрицы и в Витебской области, а также партизанские соединения, дислоцировавшиеся в Полесье. Вначале каратели стремились очистить свой ближайший тыл. Против витебских партизан было брошено вместе с полицейскими и охранными частями до 18 тыс. войск, снятых с фронта, поддерживаемых 200 танками. Ведя тяжелые оборонительные бои, патриоты отбили все вражеские удары, в основном сохранив за собой места базирования.

В феврале немецко-фашистское командование предприняло еще более крупные наступательные операции с целью разгромить все основные группировки партизанских сил. Патриотам вновь пришлось отражать яростные атаки врага, которому на этот раз ценою больших потерь в живой силе и технике удалось оттеснить с занимаемых баз бригады калининских партизан. Были вынуждены отойти за реку Друть отряды Могилевского и за реку Птичь Полесского соединений, понеся в боях тяжелые потери, лишившись ряда продовольственных баз и покинув зимние лагеря. Пополнив свои ряды, отважные партизаны отбили у врага многие ранее потерянные базы.

Операции против партизанских сил продолжались весной. Так, в апреле гитлеровцы, решив уничтожить в Ушачско-Лепельской зоне (Витебская область) группировку партизан общей численностью около 17 тыс. человек, бросили против нее более 60 тыс. войск, 137 танков, 235 орудий и до 75 самолетов. В течение двадцати пяти суток шли ожесточенные бои с превосходящими силами противника. Врагу удалось создать сплошной фронт окружения, серьезно потеснив партизанские отряды и бригады. Патриоты оказались на территории, насквозь простреливаемой не только артиллерией, но и стрелковым оружием. Сосредоточив свои силы на узком участке, они прорвали вражеское кольцо и ушли в другой район.

Партизанское командование широко применяло маневр силами и средствами, умело использовало такой прием, как просачивание мелких групп через боевые порядки наступающего противника и нанесение ему удара с фланга и тыла. Это давало хорошие результаты. Фашисты приходили в замешательство и вынуждены были прекращать свои атаки. В срыве карательных экспедиций взаимодействовали партизаны разных отрядов и районов. Они нацеливали свои удары на тылы врага и их фланги. Таким способом часто удавалось срывать наступательные операции против партизан и заставлять врага отказываться от карательных экспедиций.

Большую помощь партизанам оказывала авиация, доставляя в районы боев блокированных партизанских групп оружие и боеприпасы, вывозя оттуда раненых и больных, семьи партизан и подпольщиков; например, в бригады Ушачско-Лепельской зоны, которые оказались в тяжелом положении, авиация фронтовая и дальнего действия с января по май доставила свыше 200 тонн боевых грузов, совершив 354 самолето-вылета. Ударами с воздуха по вражеским войскам и технике советские летчики содействовали народным мстителям в отражении наступления врага.

Благодаря массовому героизму советских патриотов, боровшихся в тылу врага, энергичным и действенным мерам партийных органов и штабов партизанского движения, командования фронтов и армий попытки фашистов разгромить партизанские силы были сорваны. В тяжелой борьбе с карателями партизаны и подпольщики еще более закалились, организационно окрепли, повысили воинское мастерство. Они не только оборонялись, но и переходили к активным боевым действиям, нанося противнику тяжелые потери. 

Срыв мероприятий оккупантов

По мере успехов Советской армии оккупационный режим на территории СССР, захваченной врагом, становился еще более жестоким. Немецко-фашистское руководство стремилось вывезти из оккупированных районов как можно больше промышленного оборудования, сырья, скота, продуктов сельского хозяйства. Усилился насильственный угон трудоспособного населения на работы в Германию. Эсэсовцы и полицейские устраивали облавы и налеты на деревни и села. В ход были пущены все звенья не только германского оккупационного аппарата, но и военных инстанций.

В этих условиях ЦК ВКП(б), республиканские и областные комитеты партии призвали подпольные партийные и комсомольские комитеты, командование партизанских формирований, партизан и подпольщиков, всех советских людей, находившихся на оккупированной территории, сорвать варварские планы врага по созданию зоны «выжженной земли», не допустить гибели миллионов людей, саботировать военно-политические и экономические мероприятия оккупантов. В обращении ЦК КП(б)У, Президиума Верховного Совета и Совета народных комиссаров УССР от 12 января говорилось: «Не давайте немцам угонять наших людей на гибель! Создавайте новые партизанские группы, освобождайте своих родных из немецкой неволи!» Изданная ЦК КП Латвии листовка звала: «Не разрешайте угонять себя в Германию для гибели и голода!» Через печать и радио населению рекомендовалось уклоняться от мобилизации, игнорировать распоряжения фашистских властей, не являться на сборные пункты, а уходить в леса под защиту партизан. Все, способные бороться с оружием в руках, призывались вступать в партизанские отряды.

Практическая работа по мобилизации населения на срыв мероприятий фашистов легла на подпольные партийные комитеты и первичные организации, командование партизанских отрядов, которые указывали советским людям пути и средства избавления от смертельной угрозы, мобилизовывали их на активную борьбу с оккупантами.

Решающее значение для срыва военно-политических и экономических мероприятий врага имело то, что немецко-фашистское командование и оккупационная администрация оказались бессильны подорвать или хотя бы ослабить партизанское и подпольное движение. Своими активными действиями советские патриоты разрушали «новый порядок», насаждаемый гитлеровцами на советской земле, дезорганизовывали их аппарат управления, беспощадно расправлялись с карателями и предателями народа. Участились акции партизан и подпольщиков против гражданской и военной администрации врага. Они постоянно осуществляли нападения на вражеские гарнизоны и полицейские участки. Например, в первых числах января партизанское соединение под командованием С. Ф. Маликова, насчитывавшее 4,5 тыс. партизан, разгромило крупный гарнизон в городе Костополь Ровенской области УССР. В пятидневных боях с партизанами фашисты потеряли более 500 солдат и офицеров убитыми и ранеными. Были уничтожены 5 танков, 3 бронемашины, 30 автомашин и склад боеприпасов, захвачены богатые трофеи.

1-я ленинградская партизанская бригада 20 января разгромила фашистский гарнизон, который охранял мост через реку Кебь между станциями Карамышево и Псков. В итоге двухчасового боя, доходившего до рукопашных схваток, было уничтожено свыше 250 гитлеровцев, подорван мост и более 2 тыс. рельсов, прервана телеграфно-телефонная связь. Партизаны обстреляли находившийся на путях вражеский эшелон с живой силой, нанеся врагу большой урон. Дерзкий налет на гарнизон фашистов на станции Брянчаниново 23 января произвели партизаны 8-й ленинградской бригады. Там в то время находилось до 250 человек охраны и до 300 человек личного состава артиллерийского дивизиона, готовившегося для погрузки в эшелон. В коротком, но ожесточенном бою партизаны нанесли врагу потери в живой силе, захватили и подорвали 5 тяжелых орудий, уничтожили 50 повозок с артиллерийскими снарядами и другими боеприпасами, паровоз и 7 вагонов.

За январь — май только в районных центрах, поселках городского типа и на железнодорожных станциях украинские партизаны при поддержке местного населения разгромили 42 вражеских гарнизона и множество мелких отрядов, располагавшихся в деревнях и селах.

Белорусские партизаны проводили против гарнизонов врага в среднем ежемесячно более 50 боев. Так, 17 января партизанами Ушачско-Лепельской зоны разгромлены гарнизоны гитлеровцев в деревнях Пустоселье, Варлонь и Трамбин на шоссейной дороге Лепель — Березине — Докшицы. 11 и 12 февраля 4-я партизанская бригада разгромила гарнизоны противника в городе Диена и деревне Ужмене Вилейской области. 8 апреля партизанская бригада под командованием И. З. Изоха разбила гарнизон противника в местечке Погост Березинского района Могилевской области. Внезапной и решительной атакой было уничтожено около 200 гитлеровцев, 7 дзотов, 4 орудия, 31 автомашина, 7 разных складов, маслозавод. В течение весны партизанские бригады, действовавшие в треугольнике Минск — Борисов — Осиповичи, разгромили 26 вражеских гарнизонов из имевшихся там 70. Более 30 гарнизонов противника было разгромлено партизанским соединением под командованием В. Е. Чернышева в Барановичской области.

Успешные бои против вражеских гарнизонов свидетельствовали о возросшей боеспособности партизанских формирований и лучшей их вооруженности, более четкой организации взаимодействия между отрядами и бригадами. В боевых и диверсионных действиях партизан и подпольщиков активно поддерживало местное население. Оно помогало партизанам при вооруженных нападениях на вражеские коммуникации, участвовало в разрушении мостов и линий связи, доставляло патриотам пищу, одежду, укрывало раненых бойцов, саботировало мероприятия карателей. Героически боролась с врагом в подполье молодежь, особенно комсомольцы.

Рост народного сопротивления оккупантам привел к большим потерям вражеских войск. Благодаря самоотверженной борьбе патриотов в тылу врага его значительные силы оказались скованными, и немецко-фашистское командование не могло использовать их на фронтах. В то же время диверсионно-боевая деятельность и удары партизан по гарнизонам противника, его комендатурам и администрации срывали варварские планы истребления советских людей, угона их в рабство, расхищения национального богатства СССР.

В результате работы партийных органов по мобилизации широких слоев населения на саботирование мероприятий врага целые семьи и даже деревни, спасаясь от фашистов, со своим имуществом уходили в леса под защиту партизан. Патриоты нападали на сборные пункты и лагеря, на эшелоны, в которых фашисты увозили советских людей в Германию, и, уничтожая вражескую охрану, освобождали пленников. Отвага и мужество партизан и подпольщиков позволили сохранить жизнь сотням тысяч людей. Украинские партизаны, действовавшие в Винницкой, Каменец-Подольской, Одесской и Кировоградской областях, в первой половине 1944 г. спасли от угона на фашистскую каторгу около 80 тыс. советских граждан, в Винницкой области освободили из лагерей около 6 тыс. военнопленных. Ленинградские партизаны вместе с советскими войсками спасли от угона в Германию около 500 тыс. человек, не дали вражеским подрывникам и пунктов.

Стремясь подорвать дружбу народов СССР — одно из величайших завоеваний советской власти, фашисты попытались вновь развернуть кампанию по формированию разного рода буржуазно-националистических антисоветских воинских частей. Намереваясь использовать их в борьбе с партизанами и подпольщиками, враг приступил к созданию таких формирований в Литве, Латвии, Белоруссии, в западных областях Украины. Была объявлена мобилизация военнообязанных в эти формирования. Тем, кто уклонялся от нее, грозила смертная казнь.

Партийные органы призвали советских людей сорвать планы врага. «Скрывайтесь, не являйтесь на сборные пункты», — обращались к населению ЦК КП(б) и СНК Белоруссии. «Всячески мешайте организации оккупантами новых бандитских шаек, так же, как прошедшей зимой вы помешали им завербовать литовцев в эсэсовские легионы!» — призывал население ЦК КП(б) Литвы. Представители партийных и комсомольских комитетов, командование партизанских формирований разоблачали коварный замысел фашистов и призывали советских людей не поддаваться на провокации, саботировать фашистскую мобилизацию. Например, коммунисты партизанского соединения, которым командовал В. И. Владимиров, провели с этой целью 3250 собраний и бесед с населением 28 районов Винницкой области.

Подпольные партийные организации засылали своих людей на пункты, где производился набор в антисоветские формирования. Подпольные партийные организации Барановичской области, чтобы сорвать мобилизацию в так называемую «Краевую оборону», послали на эти пункты более 800 человек партизан-разведчиков и агитаторов. Из них 79 человек направлялось в город Столбцы, куда фашисты согнали около 1800 человек, подлежавших «призыву». В результате разъяснительной работы агитаторов-подпольщиков на пункте осталось только 180 «призывников», 680 человек вместе с агитаторами пришли к партизанам, а остальные разбежались. Была также сорвана мобилизация в фашистские формирования в Латвии. Например, в Бригской волости из 300 человек, подлежавших мобилизации, на пункты явилось только 20, в Циблской волости из 360 — только 60, при этом половина из них оказалась непригодна для военной службы, в Вилянской и Балвской волостях удалось собрать лишь 10 процентов подлежавших явке.

В результате проведенной партийными организациями работы подавляющее большинство советских граждан бойкотировало мобилизацию, многие ушли в леса к партизанам и встали на путь активной борьбы с фашистами и их прислужниками. Затея врага провалилась. Только ничтожная кучка уголовников и предателей вошла в эти антисоветские формирования.

Весной 1944 г. стало очевидным, что очищение всей советской территории от оккупантов — дело ближайшего будущего. ЦК ВКП(б), ЦК компартий союзных республик призвали подпольные партийные и комсомольские организации, командования партизанских соединений и отрядов, всех советских людей проявить максимум усилий для проведения весеннего сева на территории, еще оккупированной врагом, памятуя при этом, что урожай пойдет на нужды советского народа, на помощь Советской армии.

Фашистская оккупационная администрация и командование немецко-фашистских войск, чувствуя свою неизбежную гибель, взяли курс на срыв весеннего сева. Они издавали приказы и распоряжения о запрещении полевых работ, в села и деревни систематически снаряжались карательные экспедиции, которые силой изымали у крестьян семенной материал, забирали лошадей и уничтожали инвентарь. Фашистские самолеты обстреливали людей, выходивших на работу в поле. Этими мерами оккупанты пытались обречь на голод миллионы советских людей.

Подпольные партийные комитеты, партизанские агитаторы и организаторы приняли меры, чтобы выполнить призыв ЦК ВКП(б) и сорвать злодейский замысел врага. Они призвали крестьян вопреки фашистскому террору засеять как можно больше земельной площади, организованно и вовремя провести весенне-полевые работы. Командование партизанских формирований выделяло для весеннего сева тягловую силу, помогало семенным материалом, организовывало ремонт инвентаря. Благодаря самоотверженности и героизму сельского населения удалось засеять яровыми значительную часть посевных площадей, а в ряде районов — все земельные угодья.

Широкие слои населения, партизаны и партийное подполье внесли огромный вклад в сохранение национального богатства страны на оккупированной земле. Спасая материальные ценности, рабочие, колхозники, интеллигенция и учащиеся совместно с партизанами и подпольщиками проявили величайшее мужество, находчивость и изобретательность. Так, подпольно-диверсионная группа на Одесском судостроительном заводе в марте сорвала намерения фашистов вывезти его оборудование в Констанцу. Подпольщики, возглавляемые чекистом Н. А. Гефтом, работавшим на заводе главным инженером, демонтировали ценное оборудование, запаковали и закопали его в землю, а в ящики, предназначенные для отправки, положили куски железа и негодный инструмент. Партизаны и подпольщики Ровенской области при помощи населения не допустили вывоза в фашистскую Германию 30 тыс. тонн зерна, 600 тыс. тонн картофеля, 12 тыс. голов рогатого скота, 420 тыс. штук птицы и многих других продуктов. Подобного рода действия проводились в тылу врага и в других областях.

Смело вступая в открытую борьбу с оккупантами, советские патриоты уничтожали «факельщиков», поджигавших здания, минеров, которые производили подрывы различных объектов, отбивали гурты скота, захватывали эшелоны с оборудованием и хлебом, направляемые на Запад, а также промышленные здания и сооружения и удерживали их до подхода регулярных войск.

Подпольные партийные и комсомольские комитеты и первичные организации вели среди войск противника систематическую работу по их разложению. Особое внимание уделялось контрпропаганде среди солдат и офицеров армий стран — сателлитов фашистской Германии, а также в полицейских подразделениях. В специальных листовках, издаваемых на национальных языках, разъяснялась бесперспективность войны, которую вела фашистская Германия, содержались призывы переходить на сторону партизан. Большую работу среди вражеских войск вели и зарубежные антифашисты. В результате увеличилось число перешедших к партизанам солдат и офицеров противника.

Вместе с советскими людьми против немецко-фашистских захватчиков воевали поляки, словаки, чехи, венгры, румыны, болгары, югославы, французы и представители других народов. Так, Ровенский областной штаб партизанского движения в 1943 г. организовал польское соединение. К маю 1944 г. оно включало в свой состав 9 отрядов численностью 866 человек. Крупные польские отряды имелись также в соединениях, которыми командовали А. Н. Сабуров, И. И. Шитов и Н. В. Таратуто. В одесские отряды и подпольные группы перешло до 300 словаков. Много югославов находилось в отряде, где командиром был М. А. Рудич. В Полесье на стороне партизан сражалась группа венгров, влившаяся в отряд имени Суворова, а также представители сербского и немецкого народов.

С выходом Советской армии к государственной границе СССР выдвигалась задача организации партизанских действий советских патриотов на территориях стран, освобождаемых от гитлеровской оккупации. Началась подготовка и перебазирование советских партизанских соединений на территории этих стран. Весной 1944 г. на территорию Польши вышли 7 советских партизанских соединений и 26 отдельных отрядов. Правительство СССР усилило организационную и материальную помощь партизанскому движению на территории иностранных государств. Возникли условия для налаживания боевого сотрудничества партизан разных стран в борьбе за окончательный разгром нацистских поработителей.

Организованная и руководимая Коммунистической партией борьба советского народа в тылу немецко-фашистских войск продолжала неуклонно развиваться. В нее активно включались все новые и новые массы советских людей. «Всенародная партизанская война населения Украины и Белоруссии, Смоленщины и Брянщины, всех временно оккупированных областей, — подчеркивал Л. И. Брежнев, — повергла в прах надежды наших врагов на то, что советская власть не выдержит обрушившихся на нее испытаний. Эта борьба показала, как дорожат советские люди своей народной властью».

Главной формой борьбы в тылу врага были действия партизанских формирований, которые в этот период характеризовались возросшей организованностью, более тесным взаимодействием с регулярными войсками. Дезорганизуя работу вражеского тыла, нанося значительные потери противнику в живой силе и боевой технике, сковывая крупные контингенты его войск, партизаны оказывали помощь Советским Вооруженным Силам в разгроме немецко-фашистских захватчиков под Ленинградом и Новгородом, на Правобережной Украине и в Крыму.

Более широкий размах приобрели действия подпольных антифашистских организаций и групп, саботаж населением военно-политических и экономических мероприятий оккупантов. Тесное сочетание вооруженной борьбы партизанских формирований, деятельности подполья и массового народного сопротивления привело к срыву замыслов оккупантов поставить себе на службу материальные и людские ресурсы захваченных областей.

 



© 2017  КВЦ «Сокольники»
   |   
Куратор проекта:
Ревенко Павел
Тел.: 8 (495) 995–05–95

 

   |       |   
Международная выставка каллиграфии
   |   
Современный музей каллиграфии